UA-108603820-1 АЛЕКСАНДРОВСКАЯ СОПКА: АНОМАЛЬНАЯ ЗОНА НА ГРАНИЦЕ ЕВРОПЫ И АЗИИ — Свободный Урал
Житель Североморска получил условный срок за комментарий «Вконтакте» с предложением провести референдум и отделить Мурманскую область от России.
01.05.2018
Про Отделение от россии Сибири, Урала и Дальнего Востока
03.05.2018

АЛЕКСАНДРОВСКАЯ СОПКА: АНОМАЛЬНАЯ ЗОНА НА ГРАНИЦЕ ЕВРОПЫ И АЗИИ

Так повелось, что на Урале любое видное место имеет вокруг себя ореол загадочности и набор легенд, образовавшихся в разное время и при разных обстоятельствах. Причиной тому в первую очередь множество народов живущих рядом и история насыщенная тяжким трудом, бунтами, и исследованием окружающей природы. Переплетение тысяч судеб и обстоятельств, есть самая благородная почва для рождения слухов и историй.

Таким знаковым местом является Александровская сопка вблизи Златоуста.

Само ее название произошло от события, случившегося в ее окрестностях. Для начала в 1825 году, во время своей последней поездки по стране, проследовал здесь Александр I. Захотелось ему тогда оглядеть разом Азиатскую и Европейскую части своей империи. Что он и сделал с вершины сопки. Но не это дало ей имя. Так и осталась она в народе Уралом, как и горный хребет, который она начинает. А название она сменила в честь цесаревича Александра, отправленного императором на ознакомление с его будущими владениями. Тогда то молодой наследник престола и поднялся на вершину. И даже оставил там царский вензель. Кто говорит мелом, кто золотой краской. Тогда гора и сменила название. Было даже предложение, срубить ту знаковую вершину, перенести на городскую площадь, и водрузить на нее статую монарха. Но видимо возможности того времени не обеспечивали всех деталей этого проекта.

После вокруг произошло еще множество других событий, о которых расскажу по порядку.

А порядок начинается если следовать от города по трассе соединяющей Златоуст и Миасс. Первое что нас встретит это гора Лысая. По отечественной традиции, получившая свое название за наличие на вершине большой поляны видимой издалека. А близость от города и удобный подъезд к вершине сделали ее удобным местом для посиделок и отдыха у костра. На склоне обращенном к городу зимой начинающие лыжники и бордисты пробуют свои силы. Там же, на склоне, проводили свои тренировки участники ролевого движения.

Двигаемся дальше. На подъеме нас ожидает стела. Крылатый конь расправив крылья встречает въезжающих и провожает покидающих город. Но это достопримечательность. Интересно то, что несколько лет назад, в сильные морозы около основания коня в склоне были обнаружены выпары.

Если по простому, выходы теплого воздуха из под поверхности земли. Их наличие говорит о присутствии полостей в породе. В идеале конечно карста, но карста у нас нет. Значит это некие разломы или трещины, либо следствие наличия промышленных коммуникаций, таких как кабельные коллекторы. Что также возможно.

Там же, в районе стелы, есть еще одно примечательное место. Это брошенное кладбище времен Великой Отечественной Войны. На нем хоронили железнодорожников умерших в то время. Станция Уржумка была важным узловым центром, и людей там работало много. Сейчас там осталось только несколько плит заросших травой.

Дальше вдоль горы начинаются садовые участки. Банальные дачи, вполне благоустроенные, без особых примет. Но есть в тех местах одна особенность – большое количество муравейников. Можно найти точки в лесу, где стоя на месте удается насчитать вокруг больше десятка. Двигаясь по лесу их насчитывается намного больше. Такое количество само по себе странно. Есть мнение что муравьи любят селится в местах разломов и напряженностей в земной коре. Иными словами – геопатагенных зонах. Эту теорию и подтверждают выпары у стеллы на вьезде в город. Массив там один. Склон сухой и освещенный. Муравьям подобные условия так же подходят. Еще в довершении этой теории служит расположенная дальше группа разрушенных скальных останцев. Именуемая как скальный комплекс Семибратка. Да, еще одна Семибратка. Их вдоль Уральских гор несколько. Для примера есть еще подобные образования в Невьянском районе Свердловской области. Про аномальность тех мест ничего не могу сказать, а вот скальный комплекс «Троебратка», находящийся на территории парка Таганай, слывет местом крайне аномальным и загадочным. Но о нем подробнее расскажу в другой раз. Еще одним косвенным подтверждением присутствия геопатогенной аномалии служат деформированные деревья.

Деформация характерна – скрученные жгутом стволы и ветки. Встречаются не часто, но они есть. Однажды идя по лесу от Троебратки в сторону Александровской сопки удалось встретить шесть таких экземпляров разного возраста. В основном сосны. Две из них были почти высохшими, возможно сейчас уже окончательно погибли. Остальные вполне зеленые и жизнеспособные. Если учесть что в других лесах вокруг города я подобных отклонений не встречал, можно считать это особенностью присущей данной местности.

Следующей точкой в нашем пути вдоль Масского тракта это обелиск «Европа-Азия».Возведен в 1892 году около железнодорожного полотна на самой высокой точке перевала через Уральский хребет. Ничего аномального вокруг пока не замечено. Просто это место знаковое. Перевал через хребет, делящий Россию надвое, граница Европы и Азии. Память о людях, трудившихся тут, строивших железную дорогу на благо родины. На благо своих потомков.

О железной дороге проходящей тут стоит сказать отдельно. Даже она тут особенная. Таинственных огней по ночам над ней пока не наблюдалось, но если посмотреть на карту в районе Златоуста – Сыростана, то пунктирная линия, явно привлечет внимание. Эти изгибы не криворукость инженеров, не прихоть зажравшихся чинуш. Это тонкий расчет горных инженеров. В этом месте дорога переваливает через горный хребет, и перепад высот получается очень значительный. С учетом мощностей паровозов в позапрошлом веке, покорить этот наклон им не представлялось возможным. Да и современные локомотивы спасовали бы уперевшись в «Хребет России». Учитывая исключительную твердость кварцита, из которого сложен перевал, копать тоннели под горами, тогдашние строители тем более не могли. И тогда была заложена эта извивающаяся колея, соединившая две части страны с минимальным уклоном.

Если походить по лесу вдоль железнодорожного полотна, обнаруживаются ямы в земле. Различной формы и глубины заросшие мхом и деревьями, они вполне различимы. Это старые копи. Через 30 лет после начала работы на Урале 1720 году Татищева Василия Никитьевича , и находки крестьянином Ерофеем Марковым недалеко от Екатеринбурга золотого самородка, началась «Уральская золотая лихорадка». Искали и копали повсюду. Штольни и копи находятся в лесах повсеместно. Окрестности Александровки не исключение. Где то под слоем мха даже можно отыскать отвалы дробленого камня. Золота не нашли. Оно есть В Миассе, Ленинске. Тут же больше камни поделочные, в лучшем случае полудрагоценные.

Двигаемся дальше. Поворот с Миасского тракта на дорогу до сопки обозначен указателем . Но если пройти еще десяток метров будет еще один сворот. Это так называемая «царская дорога». По легенде она была отсыпана мраморным песком, в преддверие визита цесаревича в Златоуст. И по ней он ехал на своей кибитке к подножию. Дорога действительно ровная. Но сомнительно чтобы она была подготовлена исключительно для царской особы. Не факт что наследник возжелал тут останавливаться и подниматься на гору. А вот стратегический военный объект под склоном существовал. То была она из первых радиостанций в царской России. Да и в мире их тогда насчитывалось немного. Служила она для сквозной связи Петербург — Златоуст — Владивосток. Можно предположить, что этот своеобразный ретранслятор размещен далеко от геометрического центра этих двух стратегических городов как раз по причине возвышенности, далеко от геометрического центра маршрута. Работала станция не долго, лет пять, с перебоями, потом и вовсе была демонтирована. Основной причиной называют перехват сообщений японцами, против которых собственно комплекс и должен былл служить. Но это одна из причин. Эти станции работали по искровому принципу, с очень малой эффективностью, и высокой сложностью передающего оборудования. В это время на западе внедрялись дуговые станции, обладающие множеством преимуществ. Война с японцами была проиграна, технологии шли дальше. Смысла содержать дорогостоящий комплекс не было. В конце 1916 года, работа была прекращена. Мачты демонтированы. Сохранился, пожалуй, единственный снимок той конструкции. Мачты в лесу, это не антенны, как принято считать, а только опоры. Сами антенны представляли собой троса, натянутые от вершин к земле. Опоры конструкций, а также крепежные элементы все еще находятся на том месте.

От построек почти ничего не осталось, но кое что найти еще возможно. Постройки соединялись подземными ходами, которые в семидесятых годах прошлого столетия были вполне доступны. И судя по отсутствию воронок на поверхности, как минимум не обвалились до нашего времени. Из входов сохранился разве что колодец , который вполне мог быть обычным колодцем для сбора воды. В лесу найдены три углубления конусообразной формы. Вероятно, там находились спуски. Отчетливо сохранились очертания нескольких фундаментов, и бетонированное сооружение, заглубленное в землю.Так, поднимаясь по тропе, приближаемся к вершине горы. По дороге нас задержит еще одно загадочное место. Это, обнаруженный не так давно сейд.

Такой же как в Карелии, и Кольском полуострове. Кто то считает их древними алтарями, кто то памятниками древней ведической культуры, кто просто следами выветривания.

Тут осмелюсь заметить, что в терминологии , обозначающей подобные сооружения творится хаос. Понятия сейда, капища, мегалита, дольмена, используются для обозначения любых камней хоть как-то обозначенных на местности. При том один объект может обозначатся всеми этими понятиями. В данном случае остановимся на характерном топониме — Сейд.

Естественное выветривание маловероятно, склон слишком наклонный, и опоры находятся под плоскостью достаточно равномерно. Ели учесть наличие каменных сооружений на Острове Веры, в пятнадцати километрах, а также геоглифа и геометрических фигур на Зюраткуле, можно отнести все эти постройки к культуре, некогда существовавшей в этих местах.

Теперь поднимемся на саму вершину. Место как бы приспособленное для остановки людей. Там под прикрытием каменных стен располагается удобная стоянка, где путешественник может развернуть палатку и разжечь костер. До верхней точки от сюда около сорока метров по проторенной горной тропе. Там, на высшей точке хребта, называемым Уральским, находится расколотая вершина, стоя на которой можно находится одной ногой в Азии, другой в Европе. Еще вокруг открывается панорама Седого Урала, со Златоустом на переднем плане. Ради этого вида стоило остановить поезд, и совершить подъем.

Теперь пойдем вниз по склону. Поодаль, от поляны, где располагалась радиостанция, имеются развалины некой постройки. Среди местных именуется как урочище Темное. Не путать с урочище Темное Царство, вблизи поселка Сыростан.

Судя по каменной кладке, и куске железнодорожного рельса, датированного 1887 годом, скорее всего некое производственное сооружение. Наиболее вероятна версия, это пережигание дегтя, или канифоли. Есть мнение об очередном монашеском ските, о старообрядцах и даже церкви. Но эта версия маловероятна. На промышленном Урале подобные сооружения были не в части.

Теперь стоит упомянуть несколько легенд, индустриального происхождения.

Первая история про проект, предложенный во времена СССР. Идея была в высечении профиля вождя пролетариата на восточном склоне. В районе Сыростана – Хребта, где железная дорога петляет, из окон поездов очень хорошо видно этот склон. По замыслу должно было внушать уважение честным гражданам, и ужас шпионам. Но до реализации так и не добрались.

Следующая легенда связана с отдельным производством Машиностроительного завода. Занималось отделение подготовкой жидкого топлива для ракет морского базирования. По этой причине и было вынесено за пределы города. Но стереотипы у людей сильнее здравого смысла. Где оборонное предприятие, там и радиация. Где радиация, там бомбы. А значит и ядерные испытания. И испытывали эти бомбы аккурат под горой. Кто то даже утверждает, что находил на склоне замаскированные вентиляционные шахты, ведущие в полости под сопкой. Масштабно, но маловероятно.

Следующая легенда о железных дверях, или воротах на склоне хребта. Достаточно распространенная, и даже правдоподобная история. Якобы где то есть ворота, ведущие не то в подземные цеха, не то в бомбоубежища, не то хранилища. Возможно. Но встречаются такие упоминания и о хребте Уреньга, и Ягодном. Слышал подобную историю в городе Сатке, от охотников, о железных дверях под хребтом Зюраткуль. Положим некие двери там вполне могут быть. Землянки, остатки староверческих скитов. Двери вполне могут быть обиты железом, и в удачном месте способны сохранятся столетиями.

В завершении скажу, что Александровская сопка не единственная вершина Урала окружённая событиями и людьми. Эти горы богаты историей, богаты сказаниями.

Баранчугов Илья специально для «Таинственный Урал»

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать + восемнадцать =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: