UA-108603820-1 Челябинский ГУЛАГ — Свободный Урал
ДОСТУПНЫЙ УРАЛ: ЗАБРОШЕННАЯ РАКЕТНАЯ БАЗА (ВИДЕО)
03.01.2018
Об уральских народах
06.01.2018

Челябинский ГУЛАГ

Сейчас сложно представить, но Металлургический район г. Челябинска фактически был основан на месте гигантского исправительно-трудового лагеря, входившего в состав системы репрессивной машины с грозной аббревиатурой — ГУЛАГ. В сложных, а порой и в нечеловеческих условиях содержались не только пленные нацисты, но и советские граждане чья национальность, по мнению отдельных руководителей многонациональной страны советов, не вызывала доверия.

С началом Великой Отечественной войны в одночасье жизнь десятков миллионов советских граждан навсегда изменилась, причем, в большей своей степени, в негативном ключе. Но среди всех жителей огромной страны отдельной нации не повезло вдвойне, они пострадали от собственных соотечественников. С момента начала войны против Германии, отношение к немцам Поволжья, расселившимся здесь еще со времен Екатерины, резко изменилось – в бывших соотечественниках увидели приспешников нацистов и поспешили переселить всех подальше от надвигающейся к Волге армии Гитлера, видимо, опасаясь возможного проявления экстремистских настроений. На высшем уровне было принято решение переселить всех советских немцев по нескольким направлениям: Сибирь, Казахстан и на Урал. Причем, в большей части подобных «эвакуантов» на новых местах никто особо не ждал, так что бросив нажитое имущество и оставив родные стены люди были отправлены в безвестность.

Одним из центров, куда интернировали советских граждан, стала Челябинская область, но в наш регион их завозили отнюдь не для расселения. С началом войны на Южном Урале были размещены десятки крупных заводов и предприятий, эвакуированных из западных регионов СССР, к тому же партия постановила в срочном порядке, буквально в чистом поле на окраине Челябинска, воздвигнуть металлургический комбинат. Страна готовилась к долгой войне, а стране нужен был металл. Так что: «Партия сказала: Надо!», но вместо комсомола, как говорилось в одной известной советской поговорке, «Есть!» — ответили сотрудники НКВД, организовавшие трудовой лагерь и приготовившиеся встречать «соотечественников». Дабы не возникло неопределенного диссонанса в обществе, была придумана система, в которой все граждане определенные в ИТЛ не числились заключенными, а были «призваны» на трудовую службу. Так была сформирована «Трудармия». Призывников номинально проводили через военкоматы, но вместо оружия в руки вкладывали лопаты, кирки и прочие инструменты с помощью которых, сотни тысяч советских граждан должны были отдать долг Родине, о котором еще несколько месяцев назад они и не подозревали. Впрочем, статус трудармейца мало чем отличался от заключенного или военнопленного. Жил «спецконтингент» в бараках, по периметру была выставлена охрана, пайка была минимальна, а условия труда близки к рабским. За любые провинности – наказание; за трудовые подвиги и титанический труд – право на внеочередное свидание с родными и двойной паек.

Единственным отличием от заключенных и пленных было то, что трудармейцам выплачивали жалование, правда большую часть забирали обратно на различные нужды от гос.займов до компенсации за коммунальные услуги и обеспечение питанием.

Вначале в эту странную «армию» призывали только мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, но уже в конце года решили «мобилизовать» и женщин в возрасте от 16 до 45 лет. Исключение составляли лишь беременные и матери с малолетними детьми до 3-х лет. Если ребенку было больше трех лет, то его надлежало передать в руки родных, а если таковой возможности не было, то малыша определяли в детский дом либо на попечение колхоза, куда отправляли для дальнейшего проживания маму с детьми.

Прибывших в Челябинск советских немцев поместили в лагерь, созданный специально для строительства металлургического комбината — «Бакаллаг».

К городу Бакалу данное учреждение имело весьма посредственное отношение. ИТЛ был ориентирован на постройку Челябинского металлургического комбината, который изначально назывался Бакальским, потому как предполагалось, что завод будет использовать руду, добытую в бакальских рудах. К тому же лагерь был основан на месте поселка, называвшегося Бакал по названию рудных месторождений близ одноименного города в Саткинском районе.

Первые трудармейцы были доставлены на Южный Урал в феврале 1942 года. Одиннадцать тысяч человек были размещены во временных бараках, сделанных чуть ли не из фанеры. Всю инфраструктуру лагеря должны были обустроить сами мобилизованные. Так начиналась «стройка века».

Военное положение обязывало трудовых солдат начать производство в самые сжатые сроки. Согласно утвержденного плану уже к концу года на месте чистого поля должен был появиться первый цех, в котором бы плавили металл и работал прокатный стан, а к середине следующего года планировалось запустить две доменные печи. Сроки нереально короткие даже для современной действительности, при всех наших благах цивилизации: от «умной» техники, компьютеров, профессиональных строителей до банального хорошего продовольственного обеспечения. Повторить подобное строительство сейчас, наверное, вряд ли возможно. Но не стоит забывать и о том, какую цену заплатили те самые трудармейцы, которые буквально на собственных костях строили завод. Трудовой день длился порядка двенадцати часов, выходной был один, но и тот числился «для проформы», никакие погодные условия не могли помещать выполнению рабочей нормы. За первый год по совей сути каторжных работ, по официальным данным, погибло около тысячи человек, впрочем, по не официальным – шесть тысяч! Большая часть умирала от болезней, изнурительного труда и голода, но не мало было и тех, кого расстреляли за саботаж производства, к которому приравнивалось, например, двойное невыполнение нормы-плана.

В конце 42-года в «Бакаллаг» стали поступать военнопленные и заключенные, кстати, по непонятным для меня причинам «типичных зэков», на стройке было меньше всех хотя, как правило, именно осужденных привлекали к наиболее тяжелым работам. За 42-43 год в «Бакаллаг» поступило порядка 10 000 военнопленных, большая часть из состава немецких военных, а также европейских союзников Германии (румыны, венгры и фины). Содержался «спецконтингент» в разных лагерных участках, перед ними ставили разные задачи, так что о существовании друг друга большинство обитателей гигантского лагеря даже не подозревали. При этом условия проживания для всех категорий не особо отличалось друг от друга, так как для руководства лагерной стройки разницы между пленным нацистом или «мобилизованным трудовым солдатом» не было.

Ударными темпами стройка номинально проходила по поставленному плану, а в апреле 43-го года руководство лагеря отрапортовало о завершении первой очереди завода, но фактически технологические процессы выплавки металла удалось наладить лишь к концу года. Параллельно с заводом развивался и жилой район, получивший название Металлургический. С ростом завода на территории района появлялись жилые кварталы, в которых жили обычные советские граждане, работавшие на том же заводе, что и «спецконтингент». Силами лагерных узников обустраивалась инфраструктура: строились больницы, школы, детские сады и множество жилых домов, большая часть которых до сих пор является основой жилого фонда данного района.

Согласно распоряжению руководства лагеря, некоторая часть «строителей» из числа пленных и «трудармейцев» была переведена в металлургические цеха, где люди продолжали трудиться в том же безумном режиме, но уже в качестве металлургов и сталеваров. Ни о каких «поблажках» в виде компенсаций за всякого рода «горячий стаж» и речи не шло.

Несмотря на доклады высшему руководству об успехах в строительстве металлургического завода, готовая продукция в запланированных объемах не выдавалась. Прокатные станы удалось отладить лишь к середине 1944 года, а на полную проектную мощность завод заработал лишь в начале 1945 года. После завершения всех очередей строительства ЧМК стал выпускать сразу несколько марок стали: шарикоподшипниковую сталь, углеродистую, легированную инструментальную и жаропрочную сталь. Основным потребителем продукции завода стал Челябинский тракторный, выпускавший в то время средние и тяжелые танки. Однако по причине того, что завод заработал на полную мощность лишь в самом конце войны, то «вклад» комбината в Победу, посредством обеспечения военной промышленности, был крайне скромным. Все необходимые ресурсы производственные предприятия ВПК получали от других комбинатов, которые на уже к началу войны успешно функционировали. ЧМК помог стране уже в послевоенное время, когда по всему Союзу начались грандиозные стройки. Предстояло буквально заново отстраивать города и восстанавливать разрушенную промышленность. Конечно же, тут металлургический гигант помог достаточно серьезно, без мощностей ЧМК страна явно испытывала бы острый дефицит стали.

Впрочем, после окончания войны трудармейцев не спешили демобилизовать. В 1947 году «Бакаллаг» был расформирован, но «трудовые солдаты» не получили желанной свободы. В 1948-м их перевели в статус спецпоселенцев, конечно же, условия жизни многократно улучшились: многие получили комфортное жилье в виде комнаты в коммунальной квартире и даже могли позволить себе отпуск. Однако ограничение в гражданских правах по-прежнему сохранялось. Трудармейцы не могли свободно покинуть периметр поселения без соответствующего разрешения коменданта, а также должны были регулярно отмечаться в органах контроля. Лишь в 1956 году всех советских немцев, мобилизованных в трудовые армии, полностью восстановили в гражданских правах.

ЛЮБУШКИН Андрей || «Таинственный Урал»

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать − 7 =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan