UA-108603820-1 Д. Сарутов. Навальный федерализм — Свободный Урал
«Город M». Документальный фильм о Магнитогорске.
22.10.2017
Экстремизм у экс-адвоката нашли в переводе разговора со смартфона на ФСБ и Крым
23.10.2017

Д. Сарутов. Навальный федерализм

Московский политик Алексей Навальный уже более полугода ведёт свою президентскую кампанию – снимает разные видео на YouTube, ездит по регионам, открывает штабы, устраивает громкие акции – в общем ведёт себя как типичный современный политик. По факту же получается, что Навальный – это единственная реальная оппозиционная правящему режиму сила в стране, настоящее политическое явление – об этом хотя бы говорят такие факты, что он оказался вообще чуть ли не единственным в стране общественным деятелем, фактически способным организовать массовые выступления людей по всей стране по абсолютно надуманному, искусственно созданному им же самим поводу, а также то, что, несмотря на консолидированную кампанию официально одобренных «оппозиционных» парламентских партий против правительства и его главы Дмитрия Медведева в ходе выборов в Госдуму, правящая партия «Единая Россия» на выборах побила все рекорды, а рейтинг самого Медведева упал до исторического минимума не тогда, а как раз после выхода фильма «Фонда борьбы с коррупцией». По крайней мере, всё вышеизложенное вкупе с политическими амбициями Навального заставляют поближе присматриваться к его реальным взглядам.

Для регионалистов традиционно главным вопросом является федерализм. Считается, что именно он способен обеспечить реальное политическое разнообразие и конкуренцию, а тем самым и демократию. К тому же сам факт существования Российской «Федерации» подталкивает к тому, чтобы пытаться найти хоть какое-то обоснование существования этой конструкции, а также и найти выход из когнитивного диссонанса, вызываемого несоответствием заявленных в том числе и в Конституции положений и реальной практикой взаимоотношений.

И вот ещё в самом начале всех этих поездок Навального по регионам – в конце зимы и начале весны этого года – регионалисты с подачи региональных СМИ начали обращать внимание на конкретные высказывания оппозиционного московского политика по данному вопросу. Тема всплыла после посещения Навальным Екатеринбурга, Уфы и Казани, т.е. тех городов, где традиционно громко высказывают недовольство политикой Москвы в отношении регионов. Высказывания на эту тему оставили лишь чувство недоумения, которое за прошедшее время лишь продолжает укрепляться. Как будет видно по приведённым ниже примерам, Навальный в регионах скорее защищал интересы Москвы, чем пытался предложить какую-то альтернативу сложившемуся порядку вещей.

Разберём всё по порядку. 25 февраля после открытия штаба в Екатеринбурге Навальный давал интервью Znak.com, в котором поднимались эти вопросы. Вот как он ответил на вопрос про Уральскую Республику:
— Я, конечно, эту идею хорошо помню. Но мы ведь не можем рассматривать только две крайности. То, что возникают адовые идеи типа создания республики, говорит о том, что Екатеринбург и Урал в целом ощущают себя самостоятельной политической единицей. И это классно, это как Техас в Америке, такой новый русский Техас, где сидят люди и говорят: «Нам Москва не указ, мы и без Москвы всё порешаем». Круто, решайте! Что в этом плохого? Уральская республика — это, конечно, крайность, но то, что происходит сейчас — еще более абсурдно.
Вопрос не столько конкретный, сколько символический, однако характеристика символа уральской самостоятельности как «крайности» и «адовой идеи» прекрасно показывает отношение этого политика к субъектам федерации – ему эта субъектность и её проявления попросту противны. Что интересно, в Казани он умудрился назвать президента Татарстана губернатором – то ли опрометчиво, то ли намеренно, уже даже так сразу и не скажешь.

Другим проявлением пренебрежения к региональной субъектности стало отношение к договорным отношениям между регионами и федерацией. На вопрос журналиста Idel.Реалии 4 марта в Уфе про пролонгирование договора с Татарстаном ответ был такой:
– У меня нет никакого романтического отношения к 1990-м годам и, в частности, вот эти двусторонние договоры я считаю ненужным атавизмом. Я скажу так — президент Навальный перераспределит полномочия и деньги между центром и регионами таким образом, что вам не нужны будут вам никакие договоры.
Буквально на следующий же день ему припомнили это высказывание в Казани. На пресс-конференции там Навальный заявил:
– Президент Навальный и так выступает за то, чтобы регионы получили больше полномочий. Никакие договоры будут не нужны, поскольку я считаю, что сюда [в Татарстан] нужно отдать больше денег и власти.
А вот ещё его ответ на вопрос про договор, заданный уже казанским журналистом Idel.Реалии:
— Я считаю, что моя позиция повлияет исключительно благоприятно, поскольку она заключается не в том, чтобы отменить двусторонний договор между Россией и Татарстаном, а чтобы при президенте Навальном эти договоры вообще не были нужны. Я и так предлагаю отдать больше денег и полномочий регионам. Не потому, что я выступаю за сепаратизм или хочу заигрывать с республикой, а просто потому, что я вижу — нынешняя система обанкротилась. Путин 17 лет шаг за шагом отнимал деньги и полномочия. И что, лучше стало? Стало гораздо хуже.
Налицо демонстрация непонимания системной важности договоров. Хорошо, при президенте Навальном договоры будут не нужны, а после президента Навального? Или Навальный собирается править вечно, как и все московские правители? В российской истории всегда все изменения спускались сверху, а судьба страны решалась в столице и при том, как правило, в очень узком кругу, однако различные интриги столичных кругов зачастую оборачивались боком для регионов – получалось так, что интериор просто не мог контролировать собственную судьбу, лишь надеясь на милость метрополии. Однако качество управления, шедшего из этой метрополии, было не самым высоким, к тому же оно даже не было гарантированным – в любой момент всё могло перемениться. Такое было, например, с «отцом народов» Сталиным, что в одночасье превратилось в «осуждение культа личности», но более ярко это проявилось в истории с горбачёвским «новым союзным договором», в котором предполагалось поднять автономные республики до статуса союзных, но потом события в Москве просто уничтожили союз как таковой, вытолкнув из него и тех, кто этого хотел, и тех, кто не хотел, но в то же самое время втолкнув эти самые автономные республики обратно в свои «стойла» – отсюда и проблема Крыма в Украине, и проблема Абхазии и Южной Осетии в Грузии, и Нагорный-Карабах в Азербайджане, и Татарстан с Чечнёй в РФ. Естественно, отсутствие гарантий внутри московских органов власти подталкивает людей в регионах искать эти гарантии в другом виде – в частности, в виде договоров. Но Москва договорные отношения попросту не признаёт. Это проявилось и в наплевательском отношении к Хасавюртовским соглашениям, и к договорам с Украиной, и к договору с Татарстаном, который, как мы уже сейчас знаем, будто бы словно по заказу Навального, так и не был продлён. Здесь нынешний главный московский оппозиционер оказался солидарен с одним из прошлых главных московских оппозиционеров, а ныне одним из руководителей Администрации президента РФ Сергеем Кириенко: «Российское государство построено не по договорному типу». Не буду слишком уж углубляться в этот вопрос, но я бы посоветовал московским политикам обратить внимание на ситуацию в Каталонии и причины её возникновения.

Но всё же пожалуй центральным месседжем, который Навальный пытался донести до внимания общественности, была передача полномочий на уровень муниципалитетов. Из интервью Znak.com:
— К сожалению, Путин сделал из России сырьевой придаток, и 60% доходов федерального бюджета — это нефть и газ. Поэтому, конечно, нефтяная рента не должна полностью остаться в Тюмени или в Ханты-Мансийске. Она должна подниматься на федеральный уровень и перераспределяться более-менее справедливо. Но это ведь не исключает того, что какие-то регионы развиваются лучше, какие-то — хуже. Самое главное — они должны конкурировать.
Хорошо, регионы должны конкурировать, но буквально в следующей же своей реплике он говорит ровно противоположное:
— В целом я считаю, что города должны стать самым сильным звеном в органах власти. Мэры должны иметь больше всего власти. Это, кстати говоря, исключает сепаратизм. Конкуренция должна быть не между Свердловской областью и Пермским краем, а между Екатеринбургом и Нижним Тагилом.
Из интервью в Уфе:
– Я сразу скажу, что мы предлагаем передать значительную часть полномочий и ресурсов даже не на уровень регионов, а прямиком в муниципалитеты. Пусть власть сосредотачивается там.
– Я так понимаю, что вы воскрешаете старую стратегию средневековых европейских королей, которые боролись с феодалами, опираясь на горожан?
– Можно сказать и так. Это, кстати говоря, важное замечание. Мне часто говорят в последнее время – ты хочешь дать больше власти на местах, а это приведет к развалу России, потому что губернаторы опять станут царьками, князьками и ханами. Так вот, переток властных полномочий в города – главное лекарство против развала и раздробленности. В этом случае конкурировать между собой будут уже не регионы, а города. Не будет проблем, скажем, с президентом Татарстана, если конкурировать будут между собой Казань и Набережные Челны. Или здесь, в Башкирии – Уфа и Стерлитамак. Такая конструкция, я полагаю, предотвратит любые проблемы, которые могут возникнуть в сфере федеративных отношений.
По мнению Навального конкуренция между городами одного региона (а регион – это единая экономически сложившаяся конструкция, на минуточку) – это лекарство от развала России и раздробленности. Профилирование городов в рамках региона и создание производственных цепочек он, видимо, вообще не рассматривает в качестве возможного варианта, прибегая к традиционной имперской схеме управления – разделяй и властвуй. Как точно отметил Ильнар Гарифуллин в статье на портале After Empire: «Таким образом, вместо нынешней дотационной системы (а по сути попрошайничества регионов у центра), мы на выходе получим по сути еще более ущербную и порочную модель, где нет никаких регионов, а есть лишь междоусобная война администраций богатых городов». В казанском интервью он снова напрямую связал спускание полномочий на муниципальный уровень с борьбой с сепаратизмом:
— Это важная вещь, потому что главная идея, в том числе Кремля и тех людей, которые выступают за суперцентрализацию, заключается в том, чтобы отнять деньги у регионов для того, чтобы не было сепаратизма. Дескать, когда у президента Татарстана будет много денег, он моментально отделится от России. Мы довольно часто видели ситуации, когда главы регионов превращались в таких царьков. Я считаю, что главный способ борьбы с этим — передать полномочия еще ниже. Для того, чтобы между собой конкурировали не Татарстан и Башкортостан, а Казань и Набережные Челны. Есть, к примеру, инвестор, который хочет открыть производство в Татарстане. Казань предлагает одни условия, а Набережные Челны — другие. И инвестор уже выбирает. Поскольку мы спускаем конкуренцию с регионального уровня на городской, мы тем самым ликвидируем гипотетическую опасность того, что региональные лидеры начнут превращаться в князей.
Хочу отметить, что в российской политике лозунг борьбы с сепаратизмом в большинстве случаев превращается в борьбу с региональной субъектностью – т.е. вы не можете выбирать себе губернаторов, мэров, вам не положены налоги, потому что это всё создаёт угрозу сепаратизма. Так можно очень далеко зайти на пути централизации под всё тем же лозунгом, который, как мы видим, с радостью использует и главный московский оппозиционер.

Здесь хотелось бы показать, что Навальный, неся в массы на первый взгляд привлекательную идею о передаче полномочий на муниципальный уровень, прежде всего руководствуется своими московскими интересами, как бы банально это не звучало. Ни для кого не секрет, что основа поддержки Навального – это так называемые рассерженные горожане из крупных городов, там, где наиболее развита современная коммуникационная инфраструктура, в частности, интернет. И вполне логично на его месте апеллировать именно к этой городской аудитории и их городским чувствам. В Москве же он просто живёт, а также проводит свою самую активную политическую деятельность, соответственно ему там поддержка нужна больше всего – во-первых, для организации уличного давления, а во-вторых, для банальной физической защиты самого себя. Даже если ты рядишься во всероссийские оппозиционеры, всё равно как раз в российских условиях всё всегда решалось именно в столице, а регионы лишь были либо статистами, либо объектами пацификации. Как видно, интересам таких сложных конструкций, как регионы, в парадигме Навального фактически не находится места – он ограничивается в их отношении лишь абстрактными формулировками, предпочитая городскую аудиторию.

Но здесь же и заложена мина – попытка перестроить систему отношений федерация-регионы на прямую федерация-муниципалитеты несёт в себе опасность концентрации реваншистских сил как раз на региональном уровне под лозунгами «защиты федерализма». И, похоже, это понимает и сам Навальный, однако для него это не является проблемой:
— Те же самые татарские националисты в корне вас не поддержат. Они хотят продления договора. Вы говорите, что он не нужен. Но это вы нам объясняете, а другие этого не понимают. Татарские националисты будут до конца пытаться защитить свои права. Для них договор, должность президента — это принципиальный вопрос.
— Хороший вопрос, но тогда у меня встречный вопрос к вам: а что, при этом татарские националисты будут горой за «Единую Россию» или Путина, которые вообще все отнимают? Они считают, что Навальный для них недостаточно радикален, но при этом должны поддержать власть, которая отняла налоги, отжимает вообще все на свете, которая не дает губернаторам даже пикнуть о том, что часть налогов должна оставаться. Я реалистично к этому отношусь — я понимаю, что не смогу удовлетворить политические интересы всех групп, в том числе радикальных. <…>
— Но договор единороссы, скорее всего, пролонгируют.
— Вам шашечки или ехать? Вам договор или деньги? Я в вашем лице спрашиваю у татарских националистов. Я считаю, что деньги и полномочия должны передаваться в регионы, потому что это правильно, потому что иначе регионы не смогут развиваться. Мы в этом убедились за последние 17 лет.
Как видно, интересы региона (в данном случае Татарстана) по мнению Навального должны быть принесены в жертву его борьбы с «Единой Россией», взамен он предлагает деньги, т.е. фактически предлагает продать Татарстан. Прямо сделка с дьяволом какая-то, впрочем, Москва всегда примерно так и действовала. Ради интересов федерального политика порушить внутренние региональные связи, сделать субъекты федерации не нужными – ведь если Москва сама снова всё спускает сверху, то зачем сохранять эти атавизмы? Вообще же это грубейшее нарушение принципа субсидиарности, по которому строятся федерации – решать проблемы на максимально низком уровне власти. Если регионы – это собрание муниципалитетов, то вполне логично вопросы гарантий местного самоуправления оставлять за регионами, а не за федерацией (собранием регионов), которая должна уже заботиться о вопросах гарантий регионального самоуправления.

Квинтессенцией всего этого, пожалуй, является отношение Навального к переучреждению федерации:
– Нынешняя ситуация – это наследие абсолютно лживого ленинского «федерализма», который принес присущие ему проблемы в 21 век. «Федерация» в нынешней России – это ложь и лицемерие; никакой федерации, здесь, конечно, нет. Есть регионы, во главе которых стоят губернаторы, опирающиеся на существенный экономический и политический ресурс, – они могут выторговать себе больше преференций. Такими губернаторами раньше были главы Татарстана и Башкирии, сейчас – главы Чечни и некоторых других регионов Северного Кавказа. Они и без всякого федеративного договора выбивают из Москвы столько денег, что дальше некуда. Поэтому я считаю, что федерация конечно, должна быть переучреждена. При этом нужно отбросить такие абсолютно ложные вещи, как утверждения о том, что субъекты федерации могут иметь какие-то разные права.
Федерацию, конечно, переучреждаем, но права у всех одинаковые, т.е. проводим унификацию. Унифицированная федерация – получается такой вот оксюморон. Навальный, таким образом, по факту отказывается учитывать особые потребности разных, в том числе национальных, регионов. В момент написания этой статьи в Татарстане и Башкортостане разгорается очередной скандал, связанный с языковой политикой – с подачи президента Путина родителям школьников позволили отказываться от изучения национальных языков. Но это ровно та особая потребность, ради которой республики и создавались – языковая и культурная политика. Если обычные «русские» области в этом плане спокойно могут пользоваться культурной и языковой продукцией, производимой в Москве, то национальные регионы вынуждены производить для себя всё самостоятельно – никому в Москве они не нужны. Если этого не делать, то титульная нация просто не сохранится – тут работает элементарный инстинкт самосохранения, для осуществления которого нужны институциональные возможности, которые возможно создать только при признании особых прав для таких регионов. Как ни странно, но Ленин оказался более адекватным в этом вопросе, чем Навальный, да даже Ельцин, распиаривший многонациональных «дорогих россиян», и то выглядит более вменяемым. Хотя, надо отдать должное, Навальный довольно пространно высказывался и по национальному вопросу:
– Право наций на самоопределение – естественное право. Оно никуда не денется, пока существуют нации и внутри них будут группы, которые стремятся вести свой народ к такому самоопределению. И понятно, что по этому поводу всегда будет дискуссия между сторонниками различных подходов. Нужно смотреть, каким содержанием эти требования самоопределения наполнены. Многие говорят, что им нужна реализация этого права потому, что им важна проблема сохранения национального языка. Другие – потому, что им важна проблема сохранения культуры. Третьим важна проблема собственно власти и они пытаются оседлать национальные движения, чтобы к этой власти прийти. Многие из этих проблем можно решить. Так, я считаю, что нужно вкладывать средства в защиту и развитие национальных языков, ибо это такое культурное достояние, которое один раз легко потерять, а потом будем все хвататься за голову. В западных странах несколько десятилетий назад эти проблемы тоже игнорировались и отдельные языки практически исчезли, а сейчас попытки их возродить сталкиваются с большими сложностями. Поэтому нужно инвестировать в национальное кино, национальную литературу, в национальное искусство, в национальное книгоиздание. Если взять требования чисто политические, то ничего страшного, если в городах и районах, где живет преимущественно башкиры, у власти будут люди коренной национальности. После нашей муниципальной и административной реформы мэр там будет обладать достаточными властными полномочиями, как и мэры всех других городов в стране. При всем при этом, я понимаю, что дискуссия по всем этим вопросам никуда не денется. Все равно останутся люди, которые скажут – дайте нам национальное государство башкир, и я не вижу в таких требованиях ничего ужасного. По крайней мере, не вижу никакой необходимости ставить их, как вот сейчас, на учет как экстремистов, тем более сажать. У них есть свои взгляды на нациестроительство – так, давайте вести с ними дискуссию. И я думаю, что если мы решим все другие вопросы, о которых я сказал выше, — вопросы языка, культуры, национального представительства во власти, – то накал страстей по этому поводу спадет.
Т.е., судя по всему, он предлагает разобрать национальный винегрет на составляющие и как-то по отдельности решать все вопросы без институционального подхода к проблеме. Отдельным симптомом является «разрешение» условным башкирам быть у власти в городах и районах, где они составляют большинство. «Спасибо тебе, барин!» – видимо, так должны ответить условные башкиры. Про то, что башкиры могут возглавить свою национальную республику, Навальный предпочёл как-то не заострять внимание.

Но, на самом деле, есть и ложка мёда в бочке дёгтя.
— Как президент Алексей Навальный будет выстраивать отношения с регионами, с Татарстаном? Как будут распределяться средства между дотационными регионами и регионами-донорами?
— Естественно, власть — это комплексная вещь. Взаимоотношения между федеральной и региональной властью не исчерпываются только выделением денег. Главное для меня — это введение демократических процедур. Например, Минниханову, наверное, нравится моя идея давать больше денег регионам, но ему, наверное, не нравится моя идея о том, что должны быть нормальные выборы, что судебная система должна быть отделена от государства. Идите и попробуйте выиграть суд у Минниханова или «Единой России»! Ни одного подобного случая не было. Даже когда они на сто процентов не правы, вы никогда не сможете выиграть у них суд. Поэтому моя идея взаимоотношений между всеми заключается в демократии.
— Это общие слова, Алексей.
— Нет, это не общие слова. Это абсолютная конкретика. Моя идея заключается не только в том, чтобы регионы получали больше полномочий и денег, но и несли больше ответственности перед своими избирателями.
Вообще, было бы неплохо, если бы федералы ограничивались только надзорными функциями и функциями поддержания демократии, но, как мы помним, Москва у себя-то не может эти функции исполнять, не говоря уже о регионах.

Можно было бы всё это списать на «трудности перевода» и то, что это какие-то, например, выдернутые из контекста высказывания, однако они были сделаны как минимум в трёх городах практически слово в слово, в рамках президентской кампании за год с небольшим до выборов. Т.е. то, что он говорит в таких обстоятельствах журналистам – это его предвыборная программа, и это то, что он будет делать уже в случае победы на посту президента (если, конечно же, он честный человек и выполняет свои обещания). Но спустя полгода после приведённых выше интервью, на сайте «План перемен», где околонавальновские круги пытаются сформулировать положения политической программы, появляется статья на заданную тему «Регионы и муниципалитеты России: пути реформирования» авторства Фёдора Крашенинникова. Может быть кто не знает, но это человек, имеющий прямой выход на самого Навального, определённой степенью на него влияющий. Леонид Волков – глава штаба и ближайший соратник Навального – выходец из Екатеринбурга, также тесно связанный с Крашенинниковым и политической деятельностью в городе, и, например, авторством книги «Облачная демократия». Статья фактически продолжает заданное Навальным направление.

Первоочередные задачи

  1. Немедленное отстранение от власти всех губернаторов с передачей временных полномочий одному из вице-губернаторов или членов региональных администраций до прибытия командированного из центра комиссара.
  2. Хотя бы в ключевые регионы страны должны быть посланы комиссары с конкретными планами дальнейших преобразований, небольшими командами и приданными им силовыми группами (возможно здесь последний раз пригодится институт полпредов президента).
  3. Региональные законодательные органы необходимо распустить, так как в нынешнем состоянии они неработоспособны и чрезмерно политизированы.
  4. На переходный период передать всю власть муниципалитетам, с условием строго надзора за ними и скорейших перевыборов по новым правилам.

Где найти в регионах адекватных и вменяемых кандидатов в мэры и губернаторы после почти 20 лет насаждения культа единовластия, подхалимажа и попрания законов и демократических норм? Выход из ситуации можно найти в отказе от звонких, но чреватых проблемами лозунгов, в пользу прагматичного и демократичного решения. Рациональнее повсеместно перейти к парламентской схеме формирования власти, то есть к такому порядку, когда вся власть на уровне муниципалитетов и регионов принадлежит собраниям депутатов, которые и выбирают подотчетного себе главу муниципалитета или регионального исполнительного органа. Исключение необходимо только для небольших населенных пунктов, где наоборот проще общим собранием выбирать одного человека и не создавать ненужный аппарат. При такой схеме, губернатора логичнее назначать из центра для исполнения церемониальных и надзорных функции вместе с прокуратурой и другими органами.

Необходимо принять принципиальное решение о переформатирование всей региональной власти. Кажется правильным взять курс если не на полную ликвидацию регионального уровня власти, то на максимальное изъятие у него полномочий в пользу муниципалитетов. За региональным уровнем власти имеет смысл сохранить только координацию между муниципалитетами, надзорные и контрольные функции, а также социальную политику, образование и охрану безопасности и прав человека. Таким образом новые регионы новой России должны быть не придуманными московскими бюрократами территориальными единицами, а созданными снизу сообществом муниципалитетов.

Ну и напоследок, конечно же, вся власть – советам муниципалитетам:
Будущее России как страны, в которой вся власть принадлежит муниципалитетам, представляется наиболее перспективным путем развития, обеспечивающим формирование устойчивых механизмов демократии и барьер на пути авторитаризма и реваншизма. Ускоренный переход к описанной выше системы в считанные месяцы полностью изменить атмосферу в стране, привлечет в демократические органы власти тысячи новых людей и создаст устойчивый барьер в случае попыток реванша.

Просто нужно понять всю абсурдность описанных подходов – федерализм предлагается восстанавливать с помощью отказа от федералистских практик и принципов. Пикантности ситуации добавляет тот факт, что Фёдор Крашенинников – это ещё и известный уральский регионалист, автор антиутопии «После России», где независимая Уральская Республика противостоит великорусской агрессии, а также в бытность Леонида Волкова депутатом Екатеринбургской городской думы – соорганизатор различных мероприятий в годовщины Уральской Республики, где активно обсуждалась тема кастрированного российского федерализма.

Как верно заметил ещё в марте лидер политической платформы «Европейский Татарстан» Артур Хазиев – никто не построит федерализм из Москвы. Демократическая централизация, которую продвигает Навальный сотоварищи, лишь приведёт к тому, против чего они, собственно говоря, всё это собираются затевать – развалу и сепаратизму (Испания тому пример). Главный московский оппозиционер начинает ещё больше напоминать пресловутого Ельцина. Понимание этого факта уже есть в регионах, а это значит лишь то, что конфликт на линии Москва-регионы просто предрешён. Удастся ли на этот раз прийти к чему-то иному, чем в предыдущий? Ответа на этот вопрос пока что не видно.

Дмитрий Сарутов

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Комментарий

  1. […] La position de Sobtchak sur l’Ukraine et la position des Tatars l’ont exhortée à soutenir les langues non-russes, ce qui la place très en désaccord non seulement avec Poutine, mais aussi avec Alexeï Navalny qui a soutenu l’Anschluss de Crimée et soutenu les actions contre les nations non-russes à l’intérieur de la Fédération de Russie (http://freeural.org/d-sarutov-navalnyj-federalizm/). […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − восемь =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: