UA-108603820-1 Дмитрий Сарутов:Русоскептицизм уральского национализма — Свободный Урал
В ближайшие десять лет РФ не станет
09.10.2018
Дмитрий Сарутов:Уральская позиция в отношениях с башкирами
11.10.2018

Дмитрий Сарутов:Русоскептицизм уральского национализма

По случаю так называемого «дня народного единства» в РФ, и, прежде всего, традиционно проводящихся в этот день «русских маршей», хочу чётко обозначить своё отношение к русскому вопросу.
Итак, русского национализма как такового быть не может, само это словосочетание – оксюморон. Сама русская идея – это идея империи, а национализмы империи не любят, они с ними сражаются . Национализм идёт всегда параллельно с демократией, т.к. нация и демос – фактически одно и то же, но в России как таковой демократии не было, следовательно не было и условий для формирования национализма.
Одна из основных проблем русских – фетишизация территории. Русский за кусок территории маму родную продаст. Вот казалось бы, у вас и так самая большая территория в мире, что ж вам ещё-то всё мало? Но когда начинаешь листать учебники российской истории, и видишь, что эффективность царей оценивается в первую очередь по количеству захваченных территорий, сразу же понимаешь, что берётся здесь в качестве эталона. Хотя, вообще, экстенсивный путь экономического развития более архаичен, чем интенсивный – отсюда извечное отставание русских от передовых стран. Русских тешит сам факт обладания такими обширными территориями (за неимением других заметных успехов).
Далее, ввиду отсутствия у русских национализма, построение на основе русской идентичности национального государства, которое было бы подотчётно народу, невозможно. Более того, из-за той же самой обширности территории фактически невозможно организовать политическое давление в виде массовых выступлений. Если в средневековом Новгороде люди могли собраться на вече и этот срез был репрезентативным, то в современной РФ доехать до Москвы, где всё решается – большущая проблема. Буквально в конце этого лета кубанские фермеры ехали в Москву на своих тракторах на встречу с Путиным, их несколько раз останавливали гаишники и дальше Ростовской области им уехать не удалось. Если в Киев на Майдан съезжались люди со всей Украины, то в Москве на Болотную выходили в основном москвичи. У уральцев и сибиряков тут вообще почти нет шансов (хотя когда-то кузбасские шахтёры прорывались). В общем, тут развитию демократии препятствует логистика и инфраструктура.
Исходя из всего вышеописанного, у русских цветёт и пахнет этатизм (или как они это называют – государственничество). Русские вместо национальной организации общества предпочитают организацию государственную, и не способны отделить свои национальные интересы от интересов госбюрократии.
В конце концов, был же Новгород, был Псков, была и Вятка, т.е. сама история подсказывает, что демократическое республиканское устройство у славян на территории РФ возможно лишь в виде таких компактных автономных территориальных образований. Но их формирование традиционно блокируется центральными властями и прислуживающими им местными коллаборантами. В сложившейся ситуации уже давно пора сделать вывод, что подобные конструкции не могут сформироваться на основе традиционной русской идентичности (ведь в этом случае инициатива снова неизбежно будет перехвачена очередными централизаторами), а только на основе иных идентичностей, которые будут способны дать отпор русским. Сам процесс сопротивления будет формировать нацию, как это и было всегда и везде (см. историю появления государств как таковых).
Логичные выводы таковы: русская идентичность в нынешней форме, а также неразрывно связанный с ней русский этноним, дискредитированы и реабилитации не подлежат. Простой ребрендинг россиян в русских, затем русских в советских, а потом советских обратно в россиян не меняет самой сути этого сообщества.
Естественно, увидев всё вышеописанное русские «патриоты» в очередной раз начнут заниматься своим любимым делом – кричать про русофобию. Но русофобия – это форма ксенофобии, «страха чужого». Как же уралец может испытывать ксенофобию по отношению к русским, если он фактически находится внутри этого самого русского сообщества, т.е. оно для него, строго говоря, не является чужим? Тем не менее, зная русских изнутри, уралец может очень критически к ним относиться. Это и есть русоскептицизм, явление, во многом пронизывающее саму же русскую культуру и, в частности, литературу. Очевидны здесь аналогии с евроскептицизмом, но если евроскептики критически относятся к идее евроинтеграции, то русоскептики негативно настроены к концепции общерусскости. В данном же случае русоскептицизм фокусируется исключительно на политической плоскости русской жизни, и конкретно уральский национализм сейчас может существовать только в такой форме, иначе он растворится. Поэтому когда уральца обвиняют в русофобии, он с гордостью должен сказать: «Я русоскептик».
Конечно же, это ни в коем случае не призыв «мочить русню». Кроме изначально обозначенной цели, это ещё и обращение к русским националистам. Хочется до них донести мысль, что те цели, которые они провозглашают, просто невозможно достичь в рамках русской матрицы. Некоторые русские националисты поддерживают идею Уральской Республики, собственно именно поэтому не стоит избегать дискуссий с ними, а наоборот нужно к этому стремиться.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 13 =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: