UA-108603820-1 ИДЕЯ УРАЛЬСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В УСЛОВИЯХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ПОТРЯСЕНИЙ — Свободный Урал
Сегодня руководители на Урале — это коллаборационисты
09.04.2018
Северорусская вечевая традиция – Господин Великий Новгород
11.04.2018

ИДЕЯ УРАЛЬСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В УСЛОВИЯХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ПОТРЯСЕНИЙ

В истории Уральского региона было две попытки объединить уральские губернии или области в единый субъект федерации, тем самым повысив независимость регионального правительства в при- нятии управленческих решений в целях поддержки местной про- мышленности. Обе попытки произошли в условиях революцион- ных преобразований и по многим аспектам похожи друг на друга, что дает основания для их сравнения, анализа причин и выводов о закономерностях в истории Урала. Первый эпизод связан с периодом Гражданской войны, когда в 1918 году произошла повсеместная ликвидация советского госу- дарственного аппарата и было создано свыше 60 «революционных» и «контрреволюционных» национально-государственных образова- ний, в том числе более 20 различных антибольшевистских прави- тельств. Установление режима «демократической контрреволюции» привело к созданию на территории Сибири Временного Сибирского правительства (ВСП), на Урале – Временного областного правитель- ства Урала (ВОПУ) и Комитета членов Учредительного собрания в Самаре (Комуч) [см.: 1]. ВОПУ было образовано 19 августа 1918 года. Оно представля- ло собой региональное антибольшевистское государственное об- разование, просуществовавшее до начала ноября 1918 года [см.: 2, с. 210–214]. О причинах создания ВОПУ на страницах научных журналов ведется своеобразная дискуссия, в которой участвуют Е. А. Плешке- вич, С. С. Салазникова, В. В. Московин, Л. В. Исканова, К. В. Яки- мов. Причины, перечисляемые этими авторами, носят объектив- ный характер, связаны с экономическими, политическими условия- ми, сложившимися в России во время революционных событий, а также на более ранних этапах. В первую очередь, создание ВОПУ объясняется попыткой уста- новить стабильную власть на Урале и противодействовать стремле- нию чехов и «союзников» оккупировать Средний Урал. Для послед- них захват ресурсов, сконцентрированных на Урале, был стратеги- чески важен. По мнению Е. А. Плешкевича, попытка оккупации Урала провалилась вследствие противодействия со стороны русско- го офицерского корпуса, в том числе А. Гришина-Алмазова, пред- ставителя ВСП [см.: 3, с. 30–35]. Вторая причина связана с тем, что граничащие с Уралом правительства – Самарский Комуч и Ом- ский ВСП – не были заинтересованы в единстве Урала и стремились к расширению своей власти на его территорию [cм.: 4, с. 146–159]. Представитель Учредительного собрания от Пермской губер- нии, кадет, предприниматель и инженер Л. А. Кроль отстаивал идею собственного областного правительства Урала, которое и бы- ло сформировано из представителей различных партий: кадетов, народных социалистов, правых эсеров и меньшевиков [см.: Там же]. Но ВОПУ из-за плачевного состояния хозяйства и недостат- ка средств было вынуждено обращаться за финансовой помощью то к Комучу, то к ВОПУ, которые, в свою очередь, пытались ис- пользовать поступавшие просьбы для вмешательства в дела края [см.: 5, с. 156; 6, с. 72–75]. В итоге в течение июня-сентября 1918 года Златоустовский, Челябинский, Троицкий, Ирбитский, Шадринский, Камышловский, Верхнеуральский и Кустанайский уезды подчи- нялись законам сибирского правительства. С. С. Салазникова опи- сывает «территориальную войну», которая велась для присоеди- нения Кыштыма к Сибирской территории, когда отряд продоволь- ственной полиции следил за тем, чтобы товары не провозились через Кыштым в Екатеринбург [см.: 7, с. 252–256]. Все это свиде- тельствует о том, что «неуральские» правительства не стремились к восстановлению нарушенных экономических связей на Урале. Управление промышленностью Урала из нескольких центров, не заинтересованных в ее первоочередном восстановлении, нано- сило промышленности региона огромный вред, что также стиму- лировало губернии Среднего Урала на борьбу за единство и опре- деленную независимость. О. Ю. Никонова отмечает, что причиной создания ВОПУ была не только тенденция к разделению территории Урала между не- сколькими правительствами, но и то, что у Комуча и ВСП были разные позиции в отношении к проблемам частной собственности и взаимоотношений между трудом и капиталом. Если представить воображаемый вектор, указывающий на на- растание консервативных, несоциалистических тенденций, то на его левом фланге оказывался Комуч, а на правом ВСП. Комуч заявил о невозможности восстановления частной собственности на зем- лю. В сфере промышленности не было однозначного ответа, в це- лом предлагалась денационализация предприятий со множеством «но». Сибирское правительство поддерживало курс на восстанов- ление частного землевладения и денационализацию предприятий. ВОПУ же предложило свой вариант, соответствовавший интере- сам горнозаводской промышленности – ее денационализацию с со- хранением государственного контроля над последующей работой заводов [см.: 4, с. 146–159]. О том, что экономическая политика и спасение уральской про- мышленности были ключевыми моментами для ВОПУ, говорит тот факт, что основной орган управления уральской промышлен- ностью – Уральский промышленный комитет – продолжал свою работу даже после прекращения деятельности Совета ВОПУ: коми- тет эвакуировался вместе с рядом горнозаводских предприятий в Сибирь и оттуда продолжал руководить уральскими предприя- тиями вплоть до окончания антибольшевистского периода на Ура- ле. В. М. Рынков отмечает, что именно благодаря этому уральская промышленность испытала минимальный административный прес- синг со стороны чуждых ей сибирских структур управления. Поли- тика комитета строилась на тщательно выверенных компромиссах, больших, но закономерных уступках [см.: 2, с. 210–214], учитываю- щих социально-экономические особенности края [см.: 8, с. 27–29]. Необходимо отметить, что ВОПУ при решении вопросов управ- ления хозяйством исходило не только из сиюминутных потребнос- тей заводов, связанных с кризисной, революционной ситуацией в стране, но и пыталось подойти к решению проблем, назревших в экономике Урала на рубеже XIX–XX веков: поиску новых источ- ников энергии и рациональной организации промышленности. К 1917 году модернизация на Урале не была закончена: слабо механизированными оставались горнорудная и топливная отрас- ли, аграрный сектор [см.: 9, с. 283–285]. Наброски решения этой проблемы мы видим в рассуждении о желательности присоедине- ния к территории ВОПУ уездов Архангельской и Тобольской губер- ний, прилегающих к Северному Уралу, вплоть до Ледовитого океа- на, так как там находились месторождения нефти [см.: 10, л. 1–38]. Иными словами, ВОПУ видело решение хозяйственных проблем в создании Большого Урала. По замыслу его руководителей, новое правительство должно было контролировать территории Пермской, Уфимской, Оренбург- ской губерний, а также часть Вятской. Однако из-за соперничества с другими государственными образованиями Восточной России (Временным Сибирским правительством и Комитетом членов Все- российского Учредительного собрания), а также из-за отсутствия необходимых финансовых средств и военной силы его реальная власть распространялась лишь на три уезда Пермской губернии – Екатеринбургский, Красноуфимский и Кунгурский, а также на Невь- янский район, Кыштымскую и Каслинскую волости [см.: 11]. Подведем итог: целью создания ВОПУ было решение экономи- ческих проблем. У руководителей местного правительства на этом этапе не было задачи завоевать политическую автономию. Более того, хозяйство Урала было вплетено в экономику страны. Выход из создавшейся экономической ситуации ВОПУ видело в формиро- вании в России единой центральной власти [см.: 5, с. 134]. Плани- ровалось, что действовать ВОПУ должно до созыва Уральской област- ной думы или Всероссийского Учредительного собрания [см.: 12]. В октябре 1918 года в Совете ВОПУ доминировало представление о том, что региональные правительства будут сохранены новой об- щероссийской властью в качестве органов управления субъектами федеративной республики. Потому оживились дискуссии о будущей системе управления Урала [см.: 2, с. 210–214]. 4 октября 1918 года Совет ВОПУ поручил главным управлениям предоставить сообра- жения по поводу границ территории Урала как автономной едини- цы. В 20-х числах октября поступили доклады от представителей Главного управления торговли и промышленности, Главного управ- ления труда, Главного управления земледелия и государственных имуществ, Главного управления горным делом. Все авторы исходили из того, что Россия будет государством федеративным. Главное управление торговли и промышленности полагало, что для правильного функционирования государствен- ной власти в условиях федеративного строя необходимо образо- вание немногих областных территорий, определенных всей сово- купностью экономических, этнографических, бытовых и других условий и приблизительно сравнимых по размерам территорий, по количеству населения или государственному значению. Высшие органы областной власти должны были обладать определенным объемом власти – законодательной и исполнительной. При этом Урал должен образовать целостную автономную об- ласть. Все авторы отмечали, что важно не разделять территории Урала, не отделять лесные дачи и сельскохозяйственные террито- рии от промышленных, но также не включать Урал в какую-ни- будь другую область. Спорными были только права и границы области. Главноуправ- лящий торговли и промышленности П. Иванов считал, что облас- ти должны обладать одинаковым объемом власти (распределен- ным по общему правилу). Главноуправлящий горным делом Урала Л. Сладков обосновывал необходимость установления на Урале иного, чем для других областей, отношения к центру. Он утверж- дал, что «необходимо передать Урал в ведение центральной госу- дарственной власти, которая одна только в состоянии отрешиться от провинциального эгоизма и предусмотреть интересы всего го- сударства и местного населения. На Урале же должно быть созда- но особое Уральское правительство, находящееся в более тесном контакте с центральной властью» [10, л. 1–38]. То, что у ВОПУ не было задачи получить политическую автоно- мию, подтверждается и событиями осени 1918 года: в конце сентяб- ря в результате длительных переговоров представителей различных антибольшевистских сил сформировалось Временное Всероссийское правительство во главе с А. В. Колчаком (Директория). Оно должно было вскоре объединить работу всех региональных правительств востока России. 26 октября 1918 года ВОПУ передало всю полноту власти на Урале Временному Всероссийскому правительству, 4 но- ября Директория приняла постановление о ликвидации областных правительств [см.: 2, с. 210–214], и уже 10 ноября ВОПУ прекрати- ло свою деятельность, передав полномочия Директории [см.: 11]. В. В. Московин называет ВОПУ достаточно искусственным и слабым образованием. Действительно, оно просуществовало чуть больше двух месяцев, при нем не были решены экономические проблемы региона, а денационализация коснулась всего двух заво- дов [см.: 8, с. 27–29]. Но в долгосрочном плане цели все-таки были достигнуты: в 1923 году была создана Уральская область в границах, намечае- мых ВОПУ, а в экономическом плане ее возможности были расши- рены по сравнению с губернскими. Второй попыткой объединить территории Урала в экономичес- ки сильное территориальное образование было создание Уральской республики в 1993 году, которое является следствием событий на- чала 1990-х годов. В этот период произошло провозглашение госу- дарственного суверенитета РСФСР в составе СССР, затем Беловеж- ское соглашение, распад СССР и образование СНГ. После прекра- щения существования СССР РФ (РСФСР) стала независимым государством и была признана международным сообществом как государство-правопреемник СССР. Затем в 1993 году последовали конституционный кризис и октябрьский путч в РФ. Эти события по своему значению и содержанию были революционными для Рос- сии. Как и в 1918 году, экономические связи были нарушены, хо- зяйственное развитие, как и материальное положение граждан, ока- залось на очень низком уровне. Но процессы «распада» перешли и на уровень РСФСР: в мае 1991 года республики в составе РСФСР перестали быть автономны- ми, а спустя год некоторые автономные округа приобрели статус республик. В течение 1992 года происходило переименование мно- гих регионов уже РФ, а также обновление самой федеративной структуры России. В обстановке нарастания в стране общего поли- тического кризиса и противостояния двух ветвей власти процесс развивался стремительно. В 1993 году встал вопрос о пересмотре Конституции РФ. Изначально по проекту республики, входящие в состав России, имели исключительные права и приоритет в фор- мировании своего бюджета. Для того чтобы в будущем иметь боль- шую самостоятельность в экономической и законодательной сфе- рах, руководством Свердловской области была выдвинута идея пре- образования области в республику. 25 апреля 1993 года был проведен референдум, более 83 % изби- рателей поддержали идею создания Уральской республики. А даль- ше события начали развиваться стремительно. 1 июля Свердловский Облсовет провозгласил Уральскую республику. 14 сентября главами Свердловской, Пермской, Челябинской, Оренбургской и Курган- ской областей было подписано заявление о намерении участвовать в разработке экономической модели Уральской республики. 27 ок- тября на базе одной только Свердловской области была утвержде- на Конституция Уральской республики. 31 октября Э. Россель провозгласил себя и. о. губернатора Уральской республики. А уже 9 ноября все закончилось: вышел Указ Президента РФ № 1874 о роспуске Свердловского Облсовета [см.: 13] и признании всех его решений в части провозглашения Уральской республики не имею- щими юридической силы. А затем, 10 ноября, вышел Указ № 1890 об отстранении от должности Э. Росселя [см.: 14, с. 22]. Если обратиться к мотивам создания Уральской республики, то на первый план выходит желание уральского руководства «повы сить статус» Свердловской области до того уровня, который имели национальные республики. Один из немногих регионов-доноров хотел получить больше политической и экономической самостоя- тельности в условиях, когда власть проводила разрушительные «либеральные реформы» [см.: 15]. А. Кириллов так характеризует ситуацию: попытки Э. Росселя «пробить» президентские указы, рас- ширяющие сферу компетенции области, не привели к существен- ным результатам. Области катастрофически не хватало финансо- вых средств, при этом… республики, входившие в состав России, продолжали получать средства из федерального бюджета, значитель- но сокращая процент собственных отчислений [см.: 16, с. 44–45]. При этом глава администрации области Эдуард Россель заяв- лял: «Нам не нужен суверенитет, но очень нужны экономическая и законодательная самостоятельность» [17, с. 11–17]. В 2014 году Э. Россель свои действия по созданию Уральской республики объяс- нил так: «Я против деления на республики, области и края… Я со- бирался создать республику с губернатором и без национального принципа. А когда политическая ситуация созреет, намеревался отказаться от статуса республики, подчеркнув равенство региона с другими» [см.: 18]. Для того чтобы республика получила ресурсы для существо- вания, как и в ситуации с ВОПУ, требовалось объединение всех уральских областей. 14 сентября 1993 года в Екатеринбурге состоял- ся семинар «Уральская республика и целостность российского го- сударства». По его итогам состоялось подписание заявления глав Свердловской, Пермской, Челябинской, Оренбургской, Курганской областей о намерении участвовать в разработке экономической модели Уральской республики на базе областей Урала. Проект но- вого территориального образования получил условное название «Большая Уральская Республика» [см.: 19]. Началось обсуждение с соседними регионами создания Зауральского края в составе Свердловской, Челябинской, Курганской и Тюменской областей [см.: 15]. На деле же территория республики в 1993 году совпада- ла с территорией Свердловской области. Казалось бы, снова цель по созданию Уральской республики не достигнута, но тем не менее в Конституции РФ 1993 года было закреплено положение о равенстве субъектов Федерации. В част- ности, п. 1 ст. 5 Конституции гласит: «Российская Федерация состо- ит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов – равноправных субъек- тов Российской Федерации». И, более того, Свердловская областная дума в 1994 году подавляющим большинством голосов приняла Устав области, повторяющий основные положения Конституции Уральской республики [см.: 20; 17, с 11–17]. Личные цели руководителей республики также были достиг- нуты: Э. Россель подчинился решению президента, отменившему создание Уральской республики. На фоне московских событий ок- тября 1993 года роспуск Свердловского Облсовета и отстранение от должности главы администрации Э. Росселя прошли незаметно для уральской общественности. Вскоре (в 1994 г.) Россель был из- бран председателем Свердловской областной думы, а в 1995 году – губернатором Свердловской области, и в этой должности прорабо- тал до 2009 года [см.: 15]. Очевидно, что сходств в истории «уральских автономных обра- зований» много: краткий срок существования; попытка через соз- дание «автономии» спасти хозяйство Урала; создание и ликвида- ция проходили мирным путем, без кровопролития; официально озвучиваемые цели, связанные с более эффективным управлением промышленностью, а не государственной независимостью; стремле- ние к объединению областей Южного, Среднего и Северного Ура- ла, обсуждение концепции Большого Урала; достижение результа- тов произошло косвенным путем и в долгосрочной перспективе. Но интересен тот факт, что участники проекта по созданию Уральской республики в 1993 году не стремились открыто пользо- ваться опытом ВОПУ и ссылаться на его историю. Так, А. Баков отмечал, что при работе над идеей Уральской республики исполь- зовали опыт Сибирского областничества, а проектируемый флаг Уральской республики (три равновеликие горизонтальные поло- сы: белого, зеленого (малахитового) и черного цветов) больше на- поминает бело-зеленый флаг ВСП. Почему избегали упоминания ВОПУ? Возможно, таким образом старались не повторить кратко- срочной судьбы ВОПУ. Т. В. Соловьева. Идея Уральской республики. Другим объяснением является то, что между ВОПУ и Ураль- ской республикой были существенные отличия: первое правитель- ство было создано в условиях отсутствия единой центральной влас- ти, второе же создавалось внутри целостного государства – РФ, и по- этому было воспринято центром совсем по-другому. Но возможно, стремились избежать аналогий также и по дру- гой причине: событие, точь-в-точь повторяемое несколько раз, гово- рит об устоявшейся тенденции. В таком случае центральная власть могла отреагировать более сурово, чтобы предотвратить дальней- шее развитие сепаратизма. Создается ощущение, что и сейчас о существовании Уральской республики пытаются забыть: научных исторических публикаций по этой теме в ходе данного исследования обнаружено не было; встречаются в основном публицистические. Зато в последних хо- рошо прослеживается мысль о существовании некоего «региона- листского мифа» на Урале и о екатеринбургском феномене – увле- чении региональной элиты идеей автономии [cм.: 17, с. 11–17; 15]. Можно подвести итог: объективные причины, связанные с эко- номическим и политическим кризисом в стране, нарушением эко- номических цепочек, приводили к поиску решения местных проб- лем и актуализации «регионалистского мифа» на уровне уральских элит (потому видение перспектив восстановления и развития хо- зяйства строилось именно на идее регионализации), а не наобо- рот: существование «мифа» провоцировало местные власти к ис- пользованию кризисных ситуаций для отделения. При этом на уров- не населения действовала другая логика: выбор обосновывался прагматическими соображениями и наличием материальной вы- годы от присоединения к той или иной «территории». Возможно, поэтому в обеих описанных ситуациях не произошло объединения всех уральских территорий вокруг Екатеринбурга и даже сохране- ния автономного образования в первоначальных границах.

Т.В. Соловьева

  1. Петров А. В. К вопросу о правовом обеспечении организации и деятельности милиции Временного правительства и милиции «Белых» правительств Урала и Сибири // Вестн. Перм. ун-та. Юридические науки. 2012. № 1. С. 35–42 // Научная электронная библиотека «Киберленинка»: сайт [Электронный ресурс]. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosuo-pravovom-obespechenii-organizatsii-i-deyatelnosti-militsii-vremennogopravitelstva-i-militsii-belyh-pravitelstv-urala-i (дата обращения: 12.09.2016).
  2. Рынков В. М. Проблемы управления уральской индустрии на засе- даниях совета Временного областного правительства Урала // Урал ин- дустриальный. Бакунинские чтения : материалы VIII Всерос. науч. конф. [г. Екатеринбург], 27–28 апреля 2007 г. Екатеринбург, 2007. Т. 2. С. 210–214. 3.
  3. Плешкевич Е. А. Временное областное правительство Урала: дис- куссия о причинах образования // Отеч. история. 2003. № 5. С. 30–35. 4.
  4. Никонова О. Ю. Социально-экономическая программа «демокра- тической контрреволюции» (июнь-ноябрь 1918 г.) // Проблемы социаль- но-экономического и политического развития Урала в XVIII–XX веках : сб. науч. тр. Челябинск, 1997. С.146–159.
  5. Дмитриев Н. И. Временное областное правительство Урала // Урал. ист. энциклопедия / УрО РАН, Ин-т истории и археологии ; [гл. ред. В. В. Алексеев]. 2-е изд., перераб. и доп. Екатеринбург ; Челябинск, 2000. С. 134.
  6. Якимов К. В. Противостояние или сотрудничество: к вопросу о взаи- моотношениях органов власти Урала и Сибири во время демократической контрреволюции и диктатуры А. В. Колчака (на материалах источников канцелярии Главного начальника Уральского края) // История белой Си- бири : тез. 4-й науч. конф., 6–7 февраля 2001 г. Кемерово, 2001. С. 72–75.
  7. Салазникова С. С. К вопросу о территории Временного областного правительства Урала // Урал в военной истории России: традиции и совре- менность : материалы междунар. науч. конф., посв. 60-летию Уральского добровольческого танкового корпуса. Екатеринбург, 2003. С. 252–256.
  8. Московин В. В. Особенности Управления на Урале в период «де- мократической контреволюции» 1918 г. // Первые Татищевские чтения : тез. докл. и сообщ. Екатеринбург, 1997. С. 27–29.
  9. Иксанова Л. В. «Третий путь» в Гражданской войне в контексте модернизационной теории (на примере Временного областного правитель- ства Урала) // Пятые Татищевские чтения. Духовность и нравственность на Урале в прошлом и настоящем : тез. докл. и сообщ. Екатеринбург, 22–23 апреля 2004 г. Екатеринбург, 2004. С. 283–285. 10. ГАСО. Ф. 1951-р. Оп. 1. Д. 5. Л. 1–38. 11. Иванов А. В. Социально-экономическая политика Временного областного правительства Урала (август-ноябрь 1918 года): к истории изучения проблемы // Изв. УрГЭУ. 2013. № 2(46) : сайт [Электронный ре- сурс]. URL: http://izvestia.usue.ru/download/46/14.pdf (дата обращения: 12.09.2016).
  10. Революция защищается. Свердловск, 1989 // «Военная литерату- ра» (Милитера) : сайт [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/ revolutsiya_zaschischaetsya/06.html (дата обращения: 12.09.2016).
  11. Баков А. «Уральская республика». Как это было // Демократия по-русски. Записки бывшего гражданина СССР : сайт [Электронный ре- сурс]. URL: http://www.itsmycity.ru/blog/post/id/6532 (дата обращения: 12.09.2016). 14. Азанов Г. Г. Уральская республика: игра амбиций или необхо- димость. Екатеринбург, 1994. 15. Крюков Э. Об одном юбилее… Уральская республика и ее на- следники // Суть времени. 2013. № 13. 30 янв. // АО «Газета.Ру» : сайт [Электронный ресурс]. URL: https://gazeta.eot.su/issue/13 (дата обраще- ния: 12.09.2016). 16. Кириллов А. К вопросу создания Уральской республики // Ураль- ский федеральный округ. 2013. № 7–9 (Авг.–окт.). С. 44–45. 17. Герасименко О. Местных ставить нельзя – они договорятся и уст- роят республику; Урбан К. 131 день Уральской республики // Коммер- сантъ Власть. 2012. 2 июля. С. 11–17. 18. Мальцев С. В Екатеринбурге отметили юбилей Уральской респуб- лики // Сетевое издание «МК-Урал. Свердловская и Курганская область» eburg.mk.ru : сайт [Электронный ресурс]. URL: http://eburg.mk.ru/articles/ 2010/11/03/541592-v-ekaterinburge-otmetili-yubiley-uralskoy-respubliki.html (дата обращения: 12.09.2016). 19. Свердловская область в сентябре 1993 г. : политический мони- торинг // Международный институт гуманитарно-политических иссле- дований : сайт [Электронный ресурс]. URL: http://igpi.ru/monitoring/ 1047645476/1993/0993/66.html (дата обращения: 12.09.2016). 20. Крашенинников Ф. Уральская республика: была или будет? // Информационное агентство «Политсовет» : сайт [Электронный ресурс]. URL: http://politsovet.ru/43439-uralskaya-respublika-byla-ili-budet.html (дата обращения: 12.09.2016). 21. Уральская республика и ее наследники // Суть времени. 2013. № 13. 30 янв. // АО «Газета.Ру» : сайт [Электронный ресурс]. URL: https:// gazeta.eot.su/issue/13 (дата обращения: 12.09.2016).

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 1 =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan