UA-108603820-1 «Мы, башкиры, требуем оставить нашу автономию цельной и оставить власть в руках вождей башкирского народа, которым мы безусловно доверяем» — Свободный Урал
Урал это… (Часть 1)
13.12.2017
Российские регионы должны жить для себя и не быть колониями
15.12.2017

«Мы, башкиры, требуем оставить нашу автономию цельной и оставить власть в руках вождей башкирского народа, которым мы безусловно доверяем»

С именем выдающегося ученого, политического и общественного деятеля Башкортостана и всего Востока Ахметзаки Ахметшаховича Валидова /Тугана/ связано  создание #национальнойгосударственности башкирского народа. В докладе впервые делается попытка показать решающую роль А. Валидова в этом сложном и многоплановом процессе.

#Башкиры /самоназвание #башкорт/ — #КореннойНарод Республики Башкортостан . Сведения о башкирских племенах появились более 1 тысячи лет назад. Наличие крупных племенных объединений башкир надо рассматривать как зачаточную форму государственных образований. При естественном развитии тенденция к объединению башкирских племен привела бы, по мере углубления феодальных производственных отношений и завершения формирования башкирской народности, к образованию самостоятельной государственности башкир. К сожалению, этот процесс был прерван монголо-татарским завоеванием, затем присоединением к Русскому государству.

Во II половине XVI в. башкиры заключили соглашение с московскими царями. Те в свою очередь выдали жалованные грамоты, по которым вся земля башкир зачислялась за ними навеки. Однако присланные воеводы начали притеснять местное население, захватывали земли, строили крепости и города, чем вызывали волнение и открытые выступления башкирских масс. Видимо, не зря один из ораторов на 1-м Всебашкирском военном съезде в 1919 г. заявил, что «это последнее стремление башкирского народа к самоопределению является… 88-м по счету бунтом». Таким образом, башкиры никогда не переставали мечтать о национальной свободе, своей государственности.

Бурные события 1917 г. вновь подняли рост национального самосознания народов России. Повсеместно создаются различные национальные общественные организации и партии, проводятся съезды. 1—11 мая 1917 г. в Москве прошел Всероссийский мусульманский съезд, главными вопросами которого были — национальный, земельный, форма государственного строя. Здесь с докладом «Племенной состав мусульман России» выступил А. Валидов, где проводилась идея территориальных автономий мусульманских народов. Башкирская делегация /58 человек/ выступила’ с требованием автономии Башкортостана. Съезд 446 голосами против 271 высказался за #федератизм и #автономию — национально-территориальную. Татарские #унитаристы были за экстерриториальную — культурно-национальную автономию «тюрко-татар мусульман». Здесь же создается Башкирское областное бюро в составе А. Валидова, С. Мрясова и А. Ягафарова, которое должно было подготовить созыв съезда. В июле и августе 1917 г. были проведены в Оренбурге и Уфе I и II Башкирские съезды, где по земельному вопросу доклад сделал А. Валидов. В принятых решениях четко проводится идея самостоятельной Башкирской автономии. С проектом автономии Башкортостана он выступал на заседании бюро золотопромышленников /ноябрь 1917 г./ и Милли меджлисе /Национальном собрании/ тюрко-татар России /январь 1918 г./.

Осенью 1917 г. возникли условия, позволявшие осуществить нерусским народам бывшей Российской империи свое право на самоопределение. Именно тогда явочным путем провозглашается автономия Башкортостана . В фармане /указе/ No 2 за подписью председателя шуро /совета/ Ш. Манатова, его заместителя А. Валидова, заведующих отделами Г. Аитбаева, Д. Амирова, М. Давлетова, И. Мутина, М. Смакова, Г. Хасанова и секретаря шуро Ш. Бабича говорилось, что «Башкирский областной совет объявляет башкирскую территорию Оренбургской, Уфимской, Самарской и Пермской губернии с сего 15 ноября, автономной частью Российской республики». В фармане также указывалось, что созываемый 8 декабря учредительный курултай /съезд/ выработает «основные положения о конституции Башкирии». Затем на страницах газеты «Правда» появилось сообщение под заголовком «Автономия Башкирии», комментируя это решение шуро и добавляя его, что автономия пока будет осуществляться на территории Оренбургской губернии, т. е. Малой Башкирии.

Проходивший 8-20 декабря 1917 г. 111-й #Всебашкирский учредительный #курултай под председательством А. Валидова рассмотрел границы автономного Башкортостана . Специально для этого А. Валидов изучил данный вопрос и подготовил проект в двух вариантах: первый — включал основную территорию, заселенную башкирами , Оренбургской и отчасти Самарской и Пермской губерний и назывался «Малым проектом», что почти равно было Малой Башкирии; второй — включал территории Малой Башкирии и заселенные не вошедшими в нее башкирами , чувашами, татарами и другими народами и назывался «Большой проект». В докладе автор назвал второй проект «Великой Башкирией», что в территориальном отношении была несколько большая, чем будущая #БольшаяБашкирия. Это наглядно видно из карты-схемы, составленной Валидовым 27 ноября 1917 г.

Учредительный съезд принял решение утвердить провозглашенную автономию Башкортостана на первом этапе в границах #МалойБашкирии, к которой затем сделали прирезки из Уфимской и других губерний. Курултай принял основные положения, касающиеся национально-государственного строительства Башкирии и России, которые подготовлены были А. Валидовым и его сторонниками. Они сводились к следующему: «#АвтономныйБашкортостан входит в состав #Россиикак один из федеративных штатов»; «Союзная власть осуществляется Союзным советом из представителей всех штатов». Конституционные начала России могли быть такими:
«1. Российская союзная /федеративная /власть состоит из союзной палаты с равным количеством представителей от каждого штата, союзного правительства и союзного суда…
2. Во главе правительства в качестве министра-председателя состоит союзный президент, выбранный союзной палатой депутатов…
4. Союзной власти не должно быть дано право, дающее возможность сконцентрировать все экономические и культурные богатства в том штате, где она имеет пребывание».

Курултай образовал органы автономного управления. В составе 22 человек учредил «малый курултай», который выделил из себя «правительство Башкортостана ». А. Валидов занял в нем пост заведующего военным отделом. Правительство обосновалось в Оренбурге, занятом Дутовым, объявило о своем нейтралитете по отношению к белым и красным. Но в начале февраля 1918 г. члены Башкирского правительства и Валидов были арестованы местными органами Советской власти и через 2 месяца освобождены из тюрьмы белоказаками.

В начале июня 1918 г. А. Валидов со своими сподвижниками восстановили правительство Башкортостана , сформировали башкирскую армию и до февраля 1919 г. были на стороне белых. Временное пребывание в стане белого движения для Валидова закончилось тем, что его четырежды приговаривали к расстрелу, обвинили в том, что он «продался большевикам за 2 млн. руб.» 18 февраля 1919 г. Башкирское правительство и войско, руководимое А. Валидовым, перешло на сторону Советской власти. Дальнейшие переговоры закончились заключением 20 марта 1919 г. двухстороннего договора — «Соглашение Центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской Автономной Башкирии» в пределах Малой Башкирии /восточная и юго-восточная часть современной территории Республики Башкортостан , а также части Челябинской и Оренбургской областей/. Этот документ состоит из 16 параграфов. Первый из них гласит: «Автономная Башкирская Советская Республика образуется в пределах Малой Башкирии и составляет федеративную часть, входящую в состав РСФСР». На соглашении нет подписи Валидова, но все переговоры, составление проектов договоров, практическая реализация их проходили под его руководством. Он был председателем Башревкома /февраль-май 1919 г., январь-июнь 1920 г./, военным комиссаром Башкортостана, командующим отдельной башкирской армией. Следует отметить, что автономия Валидовым и его сторонниками понималась довольно широко, в европейском смысле этого понятия. Об этом свидетельствует создание при Башревкоме комиссариатов иностранных дел, национальностей и отдела внешних сношений. Думается, что валидовское руководство искренне верило в Советскую власть и в автономию Башкирской республики. В разговоре с М. Султангалиевым Валидов говорил: «… будем, бог даст, работать с новой энергией, лишь бы только не мешали и не отталкивали нас…».

Башревком, руководимый Валидовым, искал приемлемые формы взаимоотношений с центром и соседями, пытался проводить и самостоятельную политику.

В апреле 1920 г. А. Валидов был вызван в Москву, где работала Комиссия по башкирскому вопросу во главе со Сталиным, которая подготовила декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики» от 19 мая 1920 г. Из сравнения декретов от 20 марта 1919 г. и 19 мая 1920 г. видно их различие в определении статуса БАССР. Соглашение определяло Башкирию как автономную республику, представляющую федеративную часть РСФСР. Башкирской республике предоставлялось право иметь армию, в составе правительства предполагалось создать отдел внешних сношений, комиссариаты иностранных дел и по делам национальностей. Отсюда видим, что правовое положение Башкирии первоначально было довольно широкое, больше самостоятельности предоставлялось ей при решении местных вопросов.

Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 19 мая 1920 г. значительно сужал власть автономии Башкирии, усиливал тенденцию к централизации управления со стороны государственных органов Российской Федерации. Такие наркоматы, как продовольствия, финансов, труда, рабоче-крестьянской инспекции, совнархоз, управление почт и телеграфов стали иметь двойное подчинение — правительству БАССР и соответствующим народным комиссариатам РСФСР с обязательством исполнения инструкций и распоряжений последних. Башкирская армия ликвидировалась, военными делами теперь ведал Башвоенкомат, подчиненный ближайшему /Заволжскому/ окружному военному комиссариату. Борьба с контрреволюцией оставалась в ведении органов ВЧК. Наверное, на указанном документе должны были быть и подписи представителей Башкирского ревкома, ибо речь шла о дополнении и уточнении договора от 20 марта 1919 г. Но правительство РСФСР нарушило положения Соглашения, что привело к недовольству и протестам не только со стороны членов Башревкома и обкома партии, но и трудящихся республики. Так, собрание /3755 чел./ Карагай-Кипчакской волости Бурзян-Тангауровского кантона в принятой резолюции заявило, что это известие /декрет ВЦИК и СНК РСФСР/
«очень печально и несправедливо, и преступление перед башкирским народом. Мы требуем, чтобы не нарушалось то Соглашение… Мы башкиры … требуем оставить нашу автономию цельной и оставить власть в руках вождей башкирского народа, которым мы безусловно доверяем». В конце резолюции выражены здравицы в честь Ленина, Троцкого, Валидова и других политических деятелей Башкирии.

В начале июня 1920 г. секретарь Башкирского обкома партии К. Каспранский от имени семи членов РКП/б/, входивших в состав Башревкома и обкома, представил в областной комитет партии заявление об их принципиальном несогласии с правительственным декретом от 19 мая. Они восприняли этот документ как новое посягательство центра на автономию Башкирии, почти как ликвидацию этой автономии. Об этом же писал А. Валидов из Москвы членам Башревкома: «Центр отнимает все экономические богатства Башкортостана, а также подчиняет себе их политические органы, нам оставляет нечто вроде культурно-национальной автономии».

Перед эмиграцией из Туркестана в Иран /февраль 1923 г./ А. Валидов отправил письмо на имя В. И. Ленина. Он писал: «Соглашение, подписанное 20 марта 1919 года Вами, Сталиным, мною и моими товарищами, спустя четырнадцать месяцев было перечеркнуто постановлением от 19 мая 1920 года, подписанное лишь Вами и Сталиным. Кто же Вам будет верить после этого? После опубликования этого односторонне принятого постановления я, встретив Вас, выразил свой протест. Вы же тогда Соглашение, принятое 20 марта 1919 года, соизволили назвать «клочком бумаги». В этой связи ясно, что объявленное Советским правительством 20 ноября 1917 года в Обращении «Ко всем трудящимся России и Востока» право этих народов на самоопределение «вплоть до отделения от России» в корне перечеркивается постановлением от 19 мая 1920 года. После этого в истории юго-восточных мусульман России начинается новый этап: борьба внутри России не обеспечила права мусульман и это достойно сожаления, поэтому борьба перейдет на международный уровень. Моя цель будет заключаться в том, чтобы требования этих народов довести до сведения мировой общественности».

1. Кузеев Р., Юлдашбаев Б. 400 лет вместе с русским народом: Присоединение Башкирии к Русскому государству и его историческое значение. Уфа, 1957. С.15.
2. Образование башкирской Автономной Советской Социалистической республики: Сборник документов и материалов. —Уфа, 1959. С.218.
3. Советская Башкирия. 1992. 30 апреля.
4. Южный Урал. 1917. 19 декабря.
5. Правда. 1917. 22 ноября.
6. Государственный архив Оренбургской области. Ф. 157. Оп.1. Д.2. Л.52-54; Башкортостан. 1990. 14 декабря.
7. Муртазин М. Башкирия и башкирские войска в гражданскую войну.—М., — Л., 1927. С.59.
8. Образование БАССР. С. 114; Советская Башкирия. 1992. 30 апреля.
9. Известия. 1919. 23 марта.
10. 19 февраля 1919 года: /Материалы и документы по истории перехода Башкирии на сторону Советской власти/. — Уфа, 1923. С.49.
11. Известия. 1920. 22 мая.
12. Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории. Ф.17. On.65. Д. 11. Л.9.
13. Образование БАССР. С.494.
14. Заки Валиди Тоган. Воспоминания. —Стамбул, 1969. С.460-463. Цит. по: Диалог. Приложение к жур. «Агидель». 1990. Декабрь.
© Turkolog. Тюркологические публикации

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × три =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan