UA-108603820-1 На древней земле башкортов. Вдоль хребта Кыркты — тау — Свободный Урал
20 известных южноуральских женщин, о которых мало говорят
08.03.2018
Салават Юлаев — Личность в башкирской истории (ВИДЕО)
11.03.2018

На древней земле башкортов. Вдоль хребта Кыркты — тау

Этнографическое исследование Абзелиловского района

Гончарова Галина Ивановна

(Фрагмент книги)

Часть 1. Продолжение.

Аул Кушей (Кугамыш, Куянсык)

(Топонимика окрестностей)

(Сведения от Иштимера Айсиновича Кинзильбаева, 1934 г.р., д.Кушей)

Кушеево произошло от куш – «парный» и өй (юй) – «дом».

По рассказам стариков аул возник в 1757 году, на месте последней битвы Карасакала с царскими войсками у озера Сыбар – куль.

Нынешнее месторасположение его – четвертое. Трудно поверить, что когда – то люди поселились на островке среди густого леса и болот в окружении полноводной горной речки Кумакхаз в надежде на природную защиту от набегов казахов.

Но неприятели все — таки выследили, как проходят кушеевцы из своей тайной деревни в другую -близлежащую. Ничего не оставалось жителям аула Кушей, как отправить конницу  вдогонку за чужаком – доносчиком и убить его, сбросив в воды Яика.

От Кушеево к западу открывается вид на цепочку предгорий хребта Кыркты – тау под названием: Большой и Малый Коръятмас.

Небольшие горки, окружающие аул, называются:

Белекей («маленькая»),

Сейэ — «вишневая»,

Тозкойгон — на нее сыпали соль, чтобы приманить коней,

Янган йорт – «сгоревший дом»,

Кунакай йорт – «место лунной гостьи»,

Кунакай –йылга – «река лунной гостьи»,

Алтын балдак – «золотое кольцо»,

Ак койо – «белый родник».

Ташбаш-карагай – место, где на скалистой круче растет огромная сосна.

Ерек кисеу – «ольховый брод». Там находятся старые могилы.

Кумэкhаз йылга – «речка, вокруг которой много леса».

Мажит юлы – дорога Мажита, ведущая на перевал через Коръятмас. Поле, через которое пролегает эта дорога, никто не пашет, так как там проявляется нечисть. Тракторист в ужасе убегает, конь пустую телегу не тянет.

 

Аул Тупак (Какай)

О происхождении прежнего названия деревни «Какай»

(Сведения от Мугина Талиповича Янсарина, 1928 г.р., из д. Габдин)

Ранее оно называлось «Какай», от какка таяныу – «одни кости» или «худой». Мугин Талипович Янсарин однажды во время купания коней в озере Мулдак услышал предание о происхождении этого названия.

На аул напали казахи. Какай – батыр не растерялся, взял нукту – узду для молодого коня и двинулся воевать, храбро махая рукой с кольцом – оворотом.

Казахи, удивленные и обеспокоенные, отступили туда, где сейчас село Михайловка. Остановились на поле, но Какай стал их преследовать. Только отдышался, как видит, мчится на него человек, как копна огромная, а с ним рядом — верховые. Опять Какай проявил чудеса героизма. Отступили вновь конники, остался худой человек один на один с казахским батыром. Только ударил его Какай рукой, как тот сбросил смельчака на землю  и стал пузом душить. А у «костлявого» Какая был нож. Завертелся юлой он под толстяком и удалось ему нож свой вонзить в огромный живот пришельца – степняка. В честь героя деревню стали называть — «Какай».

Традиционный облик деревень Абзелиловского района

Топонимика и предания тупаковской земли

(сведения от Азамата Идрисовича Даминдарова, 1961 г.р., и Галимы Рысьяновны Хуснияровой, 1951 г.р.,

из д. Тупак)

На окрестных горках, например на горе Тукус когда – то были богатые залежи меди. Одна женщина из Тупаково нашла там даже самородок золота и отдала его известному в округе купцу – золотопромышленнику Рамееву, которого в народе звали «татарский бай». Рамеев хорошо заплатил за самородок, и семья этой женщины обогатилась. Они обзавелись скотом, а в районе современного клуба построили мечеть. Стали и сами баями. Удача и достаток пришли в их дом.

В 1905 году в Тупаково случился пожар невиданной силы. Горела вся деревня. Поливали горящее,

даже молоком, прикрывали целые дома сырым войлоком, но спасли только сруб Габдулхая—отца Юлая Янтурина – известного фольклориста.

У подножья длинной горы, которую именуют Тызма – «бесконечная», так как она тянется через весь аул, выстроились в долгий ряд дома тупаковцев.

Динислам Дарисламович Галин, 1955 г.р., размышляет: «Тызма представляет собой заслон на пути кочевых племен в близлежащие аулы. Возможно, на ней жгли можжевельник, а также совершали другие обряды, чтобы защитить землю предков. Тызма, таким образом, охранный комплекс».

Священная роща Карамалы

Прямо за домом Хуснияровых находилась, возможно, священная роща. И, будто, росли там семь берез. Сейчас же уцелела только одна. А из — под  корней этого дерева течет ручей с мягкой водой белого цвета. Рощу эту называли ранее Карамалы – «вязовой», а ущелье рядом — Карамалык, что говорит о том, что там также росли красавцы — вязы.

Белый родник, говорят люди, предсказатель дождя. Как только он становится полноводным и бурный поток стекает вниз с горы до улицы, так вскоре проливается дождь.

Окрестные горки называют: Абдель — тау, затем Оло – тау, под которой был обнаружен курган, Улек – тубэ, где также находится курган, это место в трех километрах от села Таштимерово. Предание говорит, что под ней воевал Тупак в Гражданскую войну с “муртазинцами”, а на Кызыл – тау был найден пулемет этого периода.

Через деревню в сторону Давлетово течет речка, которую называют по – разному, то Муйынсак (Мунсак), то Мугак, на картах же она именуется Янгелькой.

В окрестностях аула расположено Белекей – куль — «маленькое озеро».

Кужановская Кыркты — тау

(от Большого Караташа до Мураттала)

Большой Караташ

В краткой энциклопедии Башкортостана есть пояснение: Караташ — самая высокая вершина хребта Кыркты – тау высотой 1118 метров, живописный скальный зубчатый гребень с останцами. Памятник природы.

Эта гора, ее склоны и подножье—излюбленные места жителей Кужаново, где на летних стойбищах они сено косили, кобыл доили.

Их яйляу — летники находились в местечках под названием: Кыз теней — ущелье младенца, где одна башкирка родила девочку, Сукрак йорт – «грязное стойбище», Даурыш йорт по имени сельчанина Даурыша, Усакты уй — осиновое, Туп куль — где пещера, самая близкая к Караташу.

Местные старожилы хранят в памяти, будто на Большом Караташе находилась ставка Карахана, оборонявшего родные башкортские земли от чингизида-Батыя.

Уже в более поздние, точнее, более близкие к нам времена, на Караташе оказался один несчастный, озлобленный солдат, женой которого — красавицей завладел партийный босс, а на молодого мужа начались гонения, поэтому-то он и ушел с группой, вынужденных скрываться в то смутное время на гору Караташ. А когда донеслось до него, что коммунист женился на его жене, то ревность взыграла и было совершено убийство, пролита кровь.

На Караташе встречались влюбленные. Однажды их спугнул пастух. Они хотели скрыться, но сорвались с кручи и погибли. Тогда человек, ставший невольным виновником гибели любящих сердец, сочинил баит (песню), назвав эту гору проклятым местом, которое надо обходить.

Таш – өй (юй) – «каменный дом». Одним из природных символов окрестностей деревни Кужан является Таш – юй («каменный дом»), в котором могли скрываться люди целого аула, но камень сверху обвалился и прикрыл вход. Немало легенд ходит на Кыркты-тау о пещерах длинных и просторных, но в которые в настоящее время нет доступа. Какие – то тайные силы потрудились, замуровывая их.

А уж сколько легенд в народе на тему скрытых кладов! Кужановцы рассказывают, что одни сельчане, копая огород, нашли золотые монеты, чей – то клад. Вероятно, что бай Сагит Бареев зарыл клад и спрятал семнадцать коней в этой пещере. Один охотник из Кужанова в ней находил монисто и другие украшения. У входа в Таш – өй не спокойно душе. Видимо, сильна ее защита силами природы. На одной из фотографий, сделанных в этом месте, проявилось лицо «башкирской шаманки», так условно назвали этот лик.

Близ этой пещеры растет густая калина, княжник сибирский, дельфиниум, желтые лилии, мята, папоротник.

Метрах в ста от Таш — юй находится Mypaттал («тальник батыра Мурата»), имевшего в этом месте яйляу.

Кужагул-тау. В названии—легенда о батыре Кужагуле, спрыгнувшем со скалы, спасаясь от врагов.

Башар-буре («волк Башара») В названии зашифровано предание. Один жених из Тупакова, по имени Башар, поехал сватать кужановскую невесту поздним вечером и по дороге, встретил волчью стаю. Даже стрелял, но они не отступали. Вернулся домой, а утром отправился вновь. Проезжая то злополучное место понял, что стрелял в камни, приняв их за волков. Всего-то там и стоит два камня. Вот, что значит, «у страха глаза велики». Женившись, часто ездил мимо этих «каменных волков» и смеялся над своей трусостью. Люди стали иронизировать: мол, жених лошадь пустил, а сам лег спать в телеге, а очнувшись, увидел волка. Задуматься бы ему, почему рядом с волком лошадь стоит спокойно. Шутники уверены, что Башар спросонья петлю своего овчинного тулупа и принял за волка.

Сафура-таш и другие горы. У плоского камня Сафуры зимовали кужановцы, а на лето переселялись на Урал-тау к селу Майгашта. Заготавливали там деревянную утварь, посуду, лыко, сено, дрова, а осенью возвращались на восточный склон Кыркты, домой. Воров тогда не боялись, все оставляя.

Нафиса Шамильевна Хаматова, 1924 года рождения, назвала цепочку невысоких гор, тянущихся от Кужаново до Даутово: Осло – тау («островерхая»), Урта-тау («средняя»), Карагас-тау («лиственничная»), Зыярат-тау («гора с могилой»), Рита-тау, в названии которой легенда. Двое верховых искали скот, один из них спустился с горы к ручью, а тот, что был наверху, испугался чего-то и закричал: «Рита-та, Рита-та…», а местные жители, услышав, запомнили это словосочетание. И закрепилось оно  за горой.

Далее следует гора Бешэ. На ней ранее рос карагас. Когда деревья выросли до такой степени, что можно стало их рубить и строить дома, то люди воскликнули: «бешэ», что означает («поспел, вырос»). За этой горой находятся Тауэй  и Маяк-тау («смотровая, дозорная»), за которой уже — даутовская земля.

На горе Кайын-тубэ («березовой») жители собирают спелую клубнику, а под горой Эт оскан («где упала собака») у многих кужановцев — покосы. Горка западнее Кужанова называется Кават («один подъем»), что говорит, видимо, о том, что лошади ее легко одолевали.

Через Белекей – тау пролегает дорога и на ней, будто, хозяин горы проявляет норов. Перевернул однажды трактор с трактористом. Бытует предание, что  эту гору не одолели татаро – монголы.

В верхней части Кужаново находится Исрафил койоһо («колодец Исрафила»). Оттуда брали воду для омовения покойников. Несли воду бережно, прикрыв платком, который потом дарили тому, кто совершал омовение «вознесшегося на небо». Этому человеку, верили, будет благодать от Всевышнего. Варежки же, которыми мыли умершего, опускали в могилу. Было поверье: «Кто забудет это сделать, его может утянуть темная сила в запредельный мир».

Воду для покойников брали поперек течения. Исрафил ранее колодец чистил, сруб  на него поставил.

А ныне источник  иссяк. Люди думают, оттого, что не принесли в жертву роднику барашка и не

прочитали молитвенный аят.

В окрестностях Тауэй  находится Мунаура – койохо – родник Мунауры, бьющий из – под земли.

 

Салават Кыркты- -тау

(от Мураттала до Козгон -ояhы-ташы)

История аулов Салават и Кужан, разделенных рекой Мугак

В справочнике «История сел и деревень БАССР» автора А.З. Асфандиярова говорится, что деревня Салаватово основана активным участником башкирского восстания (1735-1740 г.г.) батыром Салаватом.

В документе, называемом «Экстракт о башкирском восстании» за 1740 год, составленном  Л.Я.Соймоновым, дважды упоминается имя башкира Тамьянской волости — Салавата, попавшего в плен к карателям. В документе также говорится, что он с сорока семьями, которых преследовали царские войска, двинулся за реку Белую в Каракайские горы к Кызыл — реке. Частое упоминание этого батыра говорит о том, что он играл значительную роль в восстании Карасакала 1740 года.

После крестьянской войны  под предводительством Пугачева поселение долго называлось Колош. Старый аул находился в местечке «Кошкайын» («птичья береза»), а после пожара отстроился на том месте, где расположен и поныне. Возникший в этой деревне в советское время колхоз носил имя «Салават-батыр».

Салаватова Аниса Газизовна, 1948 г.р., учитель истории, передала интересный материал о своей деревне Салават.

Живший в восемнадцатом веке Абузар-бей имел сыновей Колоя, Кинью и Салавата. Название деревни —  «Колош» по имени его первого сына Колоя. Его другой сын Салават-батыр – сотник и участвовал в восстании под предводительством Карасакала. Его фамилия – Алаткуров.

Восьмидесятичетырехлетний Абузар – бей, будто, погиб, не покинув родного пепелища. Его сыновья отстроились вновь.

Кужаново называли ранее Ново- Худайбердиново.

Годы жизни основателя деревни Кужана Худайбердиновича Мавлигулова: 1802 – 1845 г.г. Эта деревня также называлась еще и Башай.

В справочнике «История сел и деревень БАССР» А.З.Асфандиярова говорится, что она была основана в 1847 году, но её основатель уже в 1845году умер. Значит, и деревня была основана гораздо раньше.

Владения Сагит-бая

(сведения передала Клара Хатаповна Абдуллина, учитель- краевед д. Кужан)

Владения Сагит-бая простирались в одну сторону до старинного аула Кусяр, а в другую – до Якты – куля.

В эти  же годы, тоже богач, Худайберды из Бурангулово отправил своих четырех сыновей: Давлета, Кусяра, Кужана и Тупака обустраивать свои тирме. Кужану понравилось место под горой Караташ. Он начал обживаться, но Сагит-бай, прослышав, что на его покосах поселился чужак, отправил своих гонцов через полноводную тогда Мугак – йылга (реку).

Кужан был степенным семейным человеком. На Сагит-бая произвел хорошее впечатление, и тот отвел ему в начале земли в местечке Искекоштау, а затем за жителями Кужанова закрепились земли в районе хребта Кыркты-тау, от Караташа до Мураттала, далее же простирались земли аула Салават.

Одна из улиц современного аула Кужан носит имя Худайберды – отца основателя аула Кужана Худайбердиевича  Мавлигулова. Она так названа  по инициативе Клары Хатаповны Абдуллиной, организатора первого на восточном склоне Кыркты – тау Абзелиловской земли праздника «Здравствуйте, односельчане!» в 1985 году, а позже ставшего традиционным в других селах Абзелила.

Вплоть до Якты — куля паслись тучные стада овец и табуны коней Сагит-бая.

Однажды чабаны донесли ему, что воины Салавата Юлаева и Пугачева топчут его пастбища. Бесстрашно отправился Сагит-бай на встречу с предводителями крестьянской войны, доносит молва, и подружился с ними. Особенно же ему запала в душу встреча с отчаянным батыром Салаватом. И решил он дать его имя своему аулу — Салаватово.

Народная молва связала имена Сагит – бая и Салавата Юлаева, живших в разное время. Но, возможно, довелось встречаться с пугачевцами деду Сагит – бая, а сам он родился намного позже крестьянской войны 1773 – 1775 годов – в 1830 году.

От своих предков слышала Клара Хатаповна, что курганы воинов Пугачева — Салавата Юлаева раскиданы вдоль дороги, проходящей ныне через Самарское, Озерное, Красную Башкирию, станицу Магнитную, Троицк, где и произошла одна из кровопролитнейших битв пугачевских войск с царскими.

Сагит баксахы

(Сад Сагит — бая)

Сагит — богатей сделал огромную ограду из деревьев. Если его кони заполняли пространство полностью, это означало, что все были в целости. Табунщиками он брал своих племянников, чтобы не крали коней. Он им доверял и  не считал коней. Пастухи загоняли табун в березняк и, если была пустота, значит, не хватало два – три десятка голов, так вели подсчет.

Другое предание  доносит: если из тысячного табуна бая пропадала хоть одна кобыла, он приказывал садить березу. Так  появился большой березняк. Ходит в народе молва, что в своем лесочке, Сагит-бай щедро угощал своих соседей — бедняков. Каждый праздник резал он, будто, по десять жеребцов для сельчан. А в тяжелые 1848 и особенно в 1892 годы спасал людей от голода. 

Говорят, также, что сад этот заложил бай в подарок своей молодой жене.

Сейчас можно увидеть остатки сада Сагита, состоящего из небольшого березового хоровода.

Как памятка о бае Сагите, у речки Мугак неподалеку от  мостика находится колодец, называемый «Сагит козок», а неподалеку — Сагит баксахы («сад Сагита»), рядом с которым построили хоспис (лечебницу для тяжелобольных).

Топонимика Салават-Кыркты — тау

(толкование  Адельмурзина Ульмасбая Халиковича, 1928 г.р., и Рафика Хакимовича Шаяхметова,

1942 г.р., д.Салават)

Салават — аул расположен под горой Осло («островерхой»),  на которой  остался остов сгоревшей от молнии, огромной  лиственницы, пострадавшей также  и от порывов ветра, так как  находилась она последнее время на лысом склоне горы. Огромное количество подобных деревьев спилили на срубы. На единственной оставшейся карагас («лиственнице») была ранее дикая борть («солок»).

Отец Ульмасбая Халиковича Адельмурзина – Габдулхалик Адельмурза, 1875 г.р., много сведений о природе Салават — аула передал своему сыну.

Адельмурзин Ульмасбай Халикович — настоящий знаток исконных названий гор, ущелий, яйляу Салават-Кыркты. Этот отрезок хребта находитс в пределах Мураттала и Козгон ояхы-ташы. Через салаватовский перевал можно попасть в бывший Салават = совхоз, Бурангулово, Узянбаш.

На ближней гряде Кыркты находятся:

Кихат улгэнтау  – «гора, где конь сдох»;

Актан – тау – «гора белого рассвета», там ранее жил старшина Рамазан;

Назифа Мансурова, жительница Салаватово сообщила, будто на вершине Актан – тау находится колодец с зеленой водой, напоминающей минеральный напиток «Тархун». Озеро это метров пяти в диаметре и называется Белекей — «маленькое».

Куга синташ – тау – сынташ (с казахского) означает «могильный камень» в виде каменных куч или столбов. По древнему обычаю, такие камни посвящались духу местности.

Харзак – тау – «гора жалящей мухи»;

Зайнулла – еге – ущелье, где Зайнулла сено косил, там стоял ранее кыуышкыр – «плоский шалаш»;

Дойэ улгэн – «верблюд сдох», это место еще называют Тугалган. Возможно верблюд сдох во время прихода в Салават – аул в 16 веке каравана верблюдов с миссионерами – распространителями ислама.

Яланды буйы – «гора змеи», а рядом

Яланды еге – «змеиное ущелье»;

Каркауар еге – «красивое ущелье» с речкой;

Кайын узек – «березовая лощина»;

Козгон ояхы– «гнездовье недоброго вещуна (ворона)»;

Хыуборган йылга – «река с noворотом»;

Саганташ – «скала с кленом»;

Иске-тирмэн— старая мельница, от которой ныне ничего не сохранилось, но место это удобное для

проведения сабантуев;

Эрекарагас —  тау – «огромная лиственница на горе»;

Юлдаш битлэуе – «склон горы Юлдаш»;

Шырбике тубэхе – «возвышенность Шырбике;

Каряуа тубэхе – «снежная возвышенность», где кар – «снег»;

Куян ояхы (ташы) – «гора с заячьей норой»;

Дингезак, где дин – «вера». Возможно, толкование: «вершина верующего», так как там, в самом деле, находится, старая могила, обложенная камнем или «гора – море», от дингез – «море». С этой горы берет начало приток Мугак – реки.

Базыу сыскан –  «мышка Базыу обгадила» (в значении – «обвела, оставила в дураках»). В названии зашифрована легенда. У одного богатого старика были два сына и младшая дочь. Все наследство он хотел оставить ей, но сыновья были против, так как  традиционно имущество отца переходит к старшему сыну. Тогда отец решил поступить так : выделил каждому из детей по коню и послал на гору, сказав: «Кто перепрыгнет через скалу, тот получит наследство». Девушка Базыу сумела на коне преодолеть  камень. И тогда отец воскликнул: «Базыу всех вас провела и ей – наследство». Возможно, хитрый отец вручил дочери лучшего скакуна…

Другой вариант легенды.

У Хафиз – бая в стаде овец родился шестиногий ягненок. Бай не хотел, чтобы его видели люди и держал взаперти. Весной он приказал своим трем сыновьям увести его на высокую гору, зарезать и съесть. А сам поехал на ярмарку. Сыновья хотели выполнить поручение отца в тайне, но это не удалось, так как их сестренка Бадига увязалась за ними. Братья не обратили даже на нее внимания. Дома отец их спросил: «Втроем ли вы были на горе?» И когда узнал, что и дочь была с ними, воскликнул: «Бадига увела ваше счастье!». И все свое богатство наследовал дочери Бадиге, назло сыновьям. А вскоре  вся округа узнала про шестипалого ягненка, про которого разболтала говорливая Бадига. А гору эту стали называть Бадигасыскан («Бадига обвела»)

Биргеусак-тау – «гора ближней осины»;

Apтыгаккош-тaу – «обитель птицы на дальней горе»;
Бейеккыр –  «высокая плоская скала»;

Тапыуар – тау – «гора Тапыуара»;

Тэрэн узяк – «глубокая долина»;

Баргыт уйы – «место Баргыта»;

Бирге суктал – «ближние заросли» (в этих местах бьют родники);

Аргысуктал  — «дальняя чащоба»;

Баргын – туй – «где играл свадьбу Баргын или Барый»;

Ибрагим буйы – «покос Ибрагима»;

Эбей буйы — «покос старушки»;

Шакур яугир кисеуе – брод погибшего воина Шакура. Это труднопроходимое место в устье речки Кандыбил;

Муйынсак (Мусак), (Мугак) йылга. Бытует в среде старожилов предание, что название речки произошло от имени Мусабика. Так звали одну старую женщину, которая ежедневно шла к реке с ведрами на коромысле и передавала бегущей воде горечь от своей одинокой жизни; по другой легенде, одна женщина обронила в эту речку муйынсак – «бусы».

Самантай — называют место у речки Мугак, где постоянно ветряные завихрения;

Сатра – йылга – «развилка на  реке», берущей начало у Иске тирмен («старой мельницы»);

Урта Кыркты — («средняя гряда Кыркты»);

Озон кисеуе – «длинный ручей»;

Куйе асык юлы – «светлая дорога среди густого леса», это место сразу же за перевалом;

Кафыя кыуыш – «шалаш Кафыя»;

Ырызбай кисеу – «переправа Ырысбая»:

Ситдык утары – «покос старика Ситдыка»;

Кайыпкол асы – «поляна Кайыпкола»;

Галиахмэт ямы – «поляна Галиахмета»;

Бурта — кашка – ялан — « поляна лошади – сивки со звездочкой или лысиной»;

Таш – кисеу – «каменный брод»;

Кутырды асехе – «соленая короста», возможно, речь идет о солончаках;

Байзар йорто –«где жили богачи»;

Калмактар  йорто – «место рода «Калмак»;

Ташбаштар йорто – место рода «Ташбаш»;

Муйылды йылга – «черемуховая речка»;

Турыат — ташы – «камень гнедой лошади»;

Айыу – ояхы – «медвежья берлога», находящаяся на Турыат – таше.

Гимран-таш

(сведения от Ахмедьянова Руслана Дамировича, 1979 г.р., д. Салават)

Его прабабушка рассказала легенду.

В четырех километрах от Салаватово находится знаменитое место, называемое Гимран – таш.

Во время Гражданской войны комиссар Гимран должен был доставить донесение о местонахождении белогвардейцев в лагерь красных, расположенный в Салаватово. Ему необходимо было пересечь хребет Кыркты и, когда он оказался у скалы, его настигли белогвардейцы, чтобы отнять пакет с важными сведениями, а затем пленить. Когда они почти приблизились к комиссару, он спрыгнул с кручи.

По другой версии, Гимран – милиционер гнался за четырьмя бандитами, трех убил, а один схитрил, спрыгнул в укрытие, Гимран – за ним, а там – обрыв, он и разбился. А белогвардеец, хорошо знавший вершины Салават Кыркты, позже был пойман и убит.

В весенне – летний период в праздники салаватовцы всем миром поднимаются на скалу с одинокой сосной, чтобы оставить на  ней какой – нибудь предмет или завязать ленточку на счастье.

Сведения от Клары Хатаповны Абдуллиной из д. Кужан

Гимран-батыр в Гражданскую войну обустроил дозор на ближней высотке. Этот Гимран был родом из Салаватово. Там, где он погиб, посадили люди сосну. Кто бы ни поднимался на эту гору, молился и завязывал ленточку на дереве с пожеланием себе или близким быть такими же бесстрашными, сильными, как воин Гимран.

Обнимая сосну, верили, что погибший получает весточку, узнает, кто пришел. Могила не обложена камнем, но местные жители хорошо знают, где она расположена.

Сведения от Шаяхметова Рафиса Хакимовича, 1942 г. р., д. Салават.

Он помнит, что когда был совсем юным, на этой сосне висели серебряные кольца, серьги. Скорее всего, это был конец пятидесятых годов прошлого века.

Сосне на Гимран — таше более восьмидесяти лет. Видимо, она посажена после событий Гражданской войны. В настоящее время — все дерево в ленточках разного цвета, поэтому напоминает новогоднюю елку. Сколько тайн оно хранит!

Таш-өй Мухамета

(«Каменный дом Мухамета»)

(Слово от Шаяхметова Рафиса Хакимовича, 1942 г.р., д. Салават)

Выше Гимран – таша, напоминающего огромную двухголовую жабу, и ущелья Кандыбил, находится в скале пещера, внутри которой бежит ручей. Таким образом, в каменном доме есть все условия для жизни.

Ходит молва, что до 1947 года в ней скрывался житель Елембетова Мухамет. Он прибыл в годы войны на побывку, а жена его погорячилась – сожгла документы, не думая о последствиях. Эту пещеру стали называть «каменным домом Мухамета».

Кандыбил

 («По пояс в крови»)

Рядом с Гимран – ташем находится родник, мощный поток от которого, спадая, образует водопад, называемый Кандыбил («по пояс в крови»), что говорит о кровавых событиях прошлого.

Одни относят их к периоду гражданской войны, другие — к периоду кочевников, когда разгорались бои с киргиз-кайсаками.

Учитель Аниса Газизовна Салаватова, 1948 г.р., (д.Салават) считает, что это название закрепилось за ручьем после битвы с казахами, когда уводили скот, жен, и кровь текла ручьем.

Лесник Халитов Вали, 1926 г.р., пояснил, что неподалеку от ущелья Кандыбил находится вход в узкую пещеру.

На горе с названием Кандыбил находятся древние могилы, возможно, еще с Крестьянской войны под предводительством Пугачева, так думают старики. Кстати, старые зыяраты есть и на горе Базыусыскан, и на Дингезек — тау. Все они обложены камнем.

Близ ущелья Кандыбил растет много девясила. А в народе бытует поговорка: «Где нет девясила, там не пасется конь».

Рашид Узбекович Сагитов, 1958 г.р., (с. Гусево) приводит исторические сведения о том, что название Кандыбил появилось после сражения с царскими   войсками одного из отрядов Пугачева во главе с Шайхемом Кулакаевым. Пугачев проходил в мае 1774 года от Белорецка до Магнитной. После его ухода в сторону Троицка царские войска хлынули в Зауралье для карательной операции. Сотни тамьян и тангаур во главе с Шайхемом Кулакаевым отступили от Якты – куля к аулу Аскар и попали в засаду близ деревни Салават. Погибли все. Речку, где состоялась эта битва, назвали Кандыбил. Она разделяла враждующих целый день. Шайхем Кулакаев– предок Мугалляма Шайхаттаровича Мирхайдарова – сэсэна абзелиловской земли.

Был ли Салават Юлаев близ Якты-куля ?

(откуда пошла молва)

Салават то скрывался, то заявлял о себе чувствительными ударами.

Повстанцы устраивали засады карателям, перехватывали почту, мешали продвижению обозов с продовольствием и фуражными заготовками.

Если верить  вышесказанному, то можно предположить, что мобильный отряд Салавата Юлаева мог быстро через горные коридоры оказываться в неожиданных местах. Возможно, преодолев перевалы Салават, встретился все – таки с Пугачевым у Якты – куля. Но это маловероятно, так как остановка войска Пугачева у этого озера была кратковременной.

Пугачевцы, «побанившись» в ледяной, даже летом, воде озера Якты – куль в начале мая и получив заряд сил, так как вода эта мягкая и целебная, двинулись к Магнитной и далее — по пути побед и поражений. Ближней к Белорецкому заводу находилась Верхнеуральская   крепость, но историки считают, что Пугачев побоялся ее штурмовать, так как она была хорошо укреплена, решив, что выгоднее взять Магнитную, что у горы Атяс.

Документы доносят до нас сведения о том, что крепость Магнитная была взята Пугачевым шестого – восьмого мая 1774 года. На берега Яика Пугачев прибыл из Белорецка, «где после радостного приятия его на Вознесенском и Авзяно – Петровском заводах находился он три недели». Армия повстанцев  там пополнилась отрядами башкир, заводских людей, казаков и крестьян.

Разорив крепость Магнитную, самозванец со своим войском двинулся в обход Верхнеяицкой крепости к Троицкой.

Примерно в эти же сроки Салават Юлаев со своим отрядом успешно захватывает заводы, мешает продвижению царских войск.

Например, 31 мая 1774 года на реке Ай близ Симского завода Салават разрушает паромы, чтобы задержать корпус Михельсона, а затем нападает на него, вынудив отступить. Но первое сражение с Михельсоном произошло еще 7 мая, также под Симским заводом.

Известно, что Салават почти целый месяц изматывал корпус Михельсона, отвлекая этот боеспособный карательный корпус от столкновения с основным войском Пугачева.

После ряда крупных побед на востоке Оренбургской губернии (захват Магнитной, Карагайской, Петропавловской, Степной и других крепостей), Пугачев понес большие потери в сражении с войском генерала Деколонга под Троицкой крепостью, а на следующий день—в бою с корпусом Михельсона под  Кундравинской слободой.

Оторвавшись от карателей, Пугачев с войском пошел через башкирские селения к  Златоустовским и Саткинским заводам.

Только 2 июня трехтысячная конница Салавата прибыла под крыло Пугачева. Воссоединение войск и военноначальников произошло у реки Ай, неподалеку от деревни Киги, что в пятидесяти четырех верстах от Саткинского завода.

Салават Юлаев привел в войско Пугачева, понесшее значительный урон, многотысячный отряд, помог ему обрести новую силу и создать условия для его беспрепятственного продвижения через Башкирию в Прикамье.*

Имена Пугачева и его сподвижника Салавата Юлаева настолько слились воедино в народной памяти, что побывавшего у Якты – куля «Пугача» людская молва стала отождествлять со своим любимцем — Салаватом. Неспроста он стал национальным  героем башкирского народа.

Предания о Салавате Юлаеве

Три сына, будто, было у Салавата Юлаева. Одного, по легенде, удалось спасти. Мальчика отдали русскому пастуху. Они с женой вынянчили его и дали другое имя. Мальчик вырос, не зная своего рода. Но, возможно кто – нибудь и передал ему тайну его рождения. Его, говорят, звали Рамазан.

Удивительно, но в Магнитке живут потомки Салавата Юлаева – Юлаевы. Их корень восходит к сыну Салавата – Рамазану, спасшемуся в русской деревне под Уфой, принявшему православие и обрусевшему. А в 1791году переехал Рамазан Юлаев в село Великопетровское, что ныне под Карталами.

Далекий его потомок – Александр Иванович Юлаев, 1928г.р., заинтересовался своими башкирскими корнями, хотя вроде бы в роду давно все с русскими фамилиями и окружены русскими и языка предков не знают. Но что-то заставило его начать читать исследования о Салавате Юлаеве, тем более, что его дочь живет в Уфе. Приезжая к ней, он посещает библиотеки, музеи. С 1951года живет его семья в Магнитке. Иногда взглянет он в зеркало, посмотрит на себя отстраненно, и видит в своем облике лица далеких башкирских праотцов.

Один тракторист, якобы, встретился с далеким потомком матери Салавата Юлаева, который хранил стихи, написанные рукой самого Салавата – сэсэна. Он их, говорят, прятал в улье при постоянной температуре.

А в тридцатые годы, будто, эти бесценные документы батыра — поэта были прочитаны.

Йэлембэт (Елембет) – Кыркты — тау

(от Козгон ояхы – таша до Яман – кая)

История аула Йэлембэт (Елембет) Катай

(сведения от Сабирьяна Ибатуллиновича Тухватуллина, 1926г.р., урожденного села Ибраево

 Альшеевского района и живущего с 1953 года в д. Елембет)

Еще при Иване Грозном беженцы из разных мест осели в этих краях. Но первым здесь поселился выходец Тамьян – катайского кантона Астангалин. То место, где он жил, стали называть «Катай». Это более древний район аула Елембет, который ещё называют «Юламаново». «Катай – Юламаново» и «Елембет» — фактически два района одной деревни. Первопоселенец Елембетово – Елембет, ходит молва, был по натуре путешественником, романтиком. Лощина, где расселились елембетовцы, называлась в древности «Яуартылган». Это название связано с нападением казахов на местных жителей, которые храбро обороняясь, заставили многих пришельцев залечь в этой земле навечно. Рядом с деревней ещё сохранились старые казахские могилы.

Переселенцы Катая имели говор, в котором был акцент на  букву «т».

Сабирьян Ибатуллинович Тухватуллин считает, что такие говоры сохранились также у жителей сел в районе Баимово – Абзаково, то есть, можно предположить, что к тамьянской речи подмешались кубэлэк (кубелякские) диалекты.

Топонимика окрестностей аула Йэлембэт (Елембет)

Отрезок Йэлембэт (Елембет) Кыркты тянется от деревни Салават до ущелья «Яман – кая». Там, где подъем на Кыркты – тау после переезда реки Каран, не доезжая «Яманкая» —  «Горного ущелья», есть местечко «Марья улгэн», что в переводе « где умерла русская женщина». Башкиры русских женщин ранее называли «Марья», в честь библейской Марии – матери Христа, которого чтят и все мусульмане. Эта русская, рассказывают, сорвалась с обрыва и погибла. Действительно, подъем на хребет в этом месте крут. Перевальную дорогу строили, по одной версии, пленные немцы, по другой – репрессированные соотечественники. По ней можно проехать на западный склон Кыркты и попасть в сосновые боры между хребтами Кыркты – тау и Урал – тау.

Сразу за селом находится Каран – тау, пышно заросшая вишарником, а напротив – Тапыуар – тау. А в сторону Салаватово за Каран – речкой тянется хребет Кутырлы, где ранее добывали мрамор  и марганец. Каран – тау соединяется с цепочкой горок, подходящих к Якты – кулю.

Неподалеку от Елембетово находится озеро Алабуга («окунево»), а рядом – подземный водоем, точнее шахта, заполненная водой, где будто проявляется нечистая сила и этого места побаивается население.

Каран-йылга

В районе Елембет Кыркты протекает речка Каран.

В Башкирии не менее восемнадцати рек с таким названием. Каран можно перевести как «незамерзающая». Речка эта берет начало из бьющего в болотце родника. Есть такие места, где, приложив ухо к земле, услышишь, как журчит вода, так как внизу — источник. Каран впадает в Мунсык – Янгельку, берущую начало в озере Банном. В речке – ледяная вода, даже теплым летом.

О запруде на речке Каран

Сабирьян Ибатуллинович Тухватуллин, узнав, что будут делать запруду на Каране, написал статью с заголовком «Бер тинлек куян ун тинлек зыян булмасын», в которую вложил следующий смысл: как бы копеечная выгода не обернулась колоссальными убытками. Учитель встал на защиту природы, так как хозяйственники вознамерились соорудить на маленькой речке Каран водохранилище с целью развести в  нем различные сорта рыб. Пострадали бы сеноугодья, лес, природные памятники. Уничтожены были бы пойменные заросли калины, черемухи, смородины, малины и многое другое. У горки Каран активно заработали бурильщики, разметчики. Пруд наметили сделать прямо за деревней Елембет.

После появления статьи в районной газете «Оскон» и при большой поддержке автора – защитника природы, односельчанами строительство запруды прекратилось.

Казахский мост

На речке Каран находится мост, который часто до сих пор именуют «казахским». Торговцы – караванщики из Казахстана шли через речку, разлив которой по весне огромен. Богатый торговец – казах первым и проложил мост через Каран, построив его на свои деньги.

Яуартылган

Место между Карангылык – тау и Елембетово издавна называют Яуартылган, что в переводе означает «момент нашествия», так как там произошла битва с казахским воинством. Ныне от зыярата ничего не осталось.

Кусем (Кусимовская) Кыркты-тау

от Яман — кая до Кандыгая

Легенда Кусем (Кусим) – аула

(записанная от Гамира Кусимовича Хафизова, 1977 г.р., д. Кусим)

Ушли воевать башкирские воины под предводительством Караба, а казахи, воспользовавшись беззащитностью женщин и стариков, напали на них. Один  из них взял в жены Кызбике, беременную от башкирского батыра. В казахских степях у нее родился сын, которого она назвала Кусем. Вырос он, возмужал, стал сильным и смелым. Отчим-казах стал его бояться. А юноша уже хорошо владел мечом, метал из лука и побеждал в борьбе. Задумали казахи от него избавиться, погубить. Его сводная сестренка по матери подслушала, как на сходе аксакалы порешили убить Кусема, и уговорила его бежать на родину предков, крикнув  вдогонку: «Твой отец — Караб!».

Помчался Кусем — батыр на быстром скакуне к далеким горам, не зная, что его там ждет.

Рано утром казахи обнаружили, что нет егета и организовали погоню. А Кусем уже плыл на коне по Яик-реке. Только вылетел он на правый берег, как на левом появились преследователи во главе с отчимом.

Meтко стреляющий Кусем отправил стрелу не в отца, а в деревянную основу его седла и разбил ее.

Вначале он батрачил на Баим – бая, а позже прибыл в небольшую долину меж гор Аркрыкыр, Оло-тау, Сусак, Карагас близ хребта Кыркты и, став первопоселенцем аула, пустил корень на этой земле.

От ущелья Хыу-оскан до Яман-кая

(Об ущельях и ручьях)

(размышления Гумера Гильмановича Гильманова, 1919 г.р., д.Кусим)

Краеведа-историка Гумера Гильмановича Гильманова волновала судьба исконных наименований ущелий, гор, ручьев, озер его родного края. Он обеспокоен был, что часто употребляются искаженные топонимы, далекие от тех, которые были даны его древними предками. Действительно, даже среди местных старожилов в наше время не часто встретишь истинного знатока старинных названий природных образований.

Его же размышления  кажутся мудрыми,  экологичными, своевременными. Он знал многое из мира природы. И в одной из бесед поведал о традиции башкортов давать тем местам, где они жили, обустраивались, кочевали, меткие, все проясняющие, названия.

Традиционно участки хребта Кыркты — тау созвучны названиям близлежащих сел — аулов.

Например, начинается отсчет отрезков хребта от Аскарово, за ним находится соответственно Аскаровская Кыркты — тау, у Даутово — Даутовская Кыркты – тау, далее Кусяровская, по названию аула, который ранее существовал, затем Кужановская, Салаватовская, Елембетовская, Кусимовская, Теляшевская, Ниязгуловская, Муракаевская, Абзаковская.

Гумер Гильманович  был истинным хранителем тайн Кусимовской Кыркты-тау.

Начинается этот отрезок хребта от ущелья Яман-кая и продолжается до ущелья Кандыгай

и на всем протяжении он изрезан ущельями.

В районе озера Банного — Мауызды, от ущелья Хыуоскан до Яман-кая — несколько небольших ущелий: Карама, так названного за растущие здесь деревья редкой породы — вязы, из которых делают дуги — конскую упряжь, коромысла, Теляп-кыуыш — в честь батыра – Теляпа, Кошкильде-кыуыш, что означает «птица вернулась». В топониме зашифрована легенда о торговце орлами. Эти птицы любят лиственничные леса, а в районе этого ущелья, да и в целом в округе озера Мауызды, ранее пышно росли лиственницы. Полусгнившие стволы древних огромных деревьев можно видеть нередко и до сих пор.

Один башкирин продал прирученного орла, а возможно, беркута, казаху, но вскоре птица вернулась на летник своего прежнего хозяина, находящийся близ ущелья.

В рассказе Гайсы Хусаинова «Охотничья птица» есть сведения о соколиной охоте у башкортов.

На одной из дальних скал увидел охотник гнездо беркута и высмотрел, когда прилетают и улетают птицы за добычей и есть ли в гнезде птенцы. В удобный момент, спустившись на аркане со скалы, похитил одного птенчика. Оперившийся шустрый беркутенок был быстро приручен им. Рожденный вольно парить в небе беркут, словно позабыв о своем происхождении, окончательно свыкся с новым образом жизни.

Когда же у него окрепли крылья, то его, словно пса, посадили в угол, отгородили глухим пологом, натянули веревочку, на которой и раскачивался пленник. На голову ему напялили закрывающий глаза тряпичный колпак: дни превратились в ночи.

Просидевший в полной темноте на зыбком насесте без еды три-четыре дня, беркутенок становился похожим на несчастную курицу. В нем, казалось бы, уже ничего не осталось от свободной птицы. Так, проморив птенца, хозяин, наконец, появляется и, сняв колпак, начинает кормить птицу куском мяса. Беркутенок тянется к мясу, затем с веревки перелетает на руку хозяину, клюет мясо. В тело его как будто входит жизнь, а в крылья — сила. Вот оказывается, кто его спаситель!

Потом неожиданно на голову беспечной птицы надевают снова колпак и пересаживают на веревку, а через сутки появляется хозяин-спаситель и дарит свет и кусок мяса. Постепенно птица привыкает к смене тьмы и света. Она начинает признавать только своего хозяина — кормильца и его голос.

Теперь она сделает все, что прикажет хозяин. Только бы в прирученной птице не умерло главное — бесстрашие и ловкость. Поэтому и продолжал хозяин травить птицу заманчивыми запахами от шкурки зайца или хвоста лисицы. Проворная птица, принимая их за жертву, хватает с лету. В народе говорили: «Если держишь птицу, то пусть она будет беркутом, тогда твоя зима всегда будет в лисьей шубе».

«Но неволя вольных птиц, сам охотник становится связанным по рукам и ногам и постепенно принимает сущность порабощенной птицы, забывающей гордость и принимающей неволю за нормальное состояние», — мудро подметил писатель.

Из каждого ущелья Кусимовской Кыркты — тау вытекает небольшая речка или ручей.

Через Айыу-талаган-кыуыш, которое также старожилы называют Хыуоскан («летящая вода»), действительно пробивается через каменные преграды каскадом водопадов речка Бесэй — улгэн, что в переводе («кошка сдохла»). Видимо, в основе топонима событие, происшедшее на яйляу. Ущелье богато поросло реликтовыми рощами вяза и ильма, а также «особо охраняемыми» растениями: чиной Гмелина, лапчаткой, каменоломкой.

Из следующего ущелья — Карама вытекает речка Япраклы  («лиственная»), так названная за плавающую в ней по осени осиновую листву.

Через Теляп-кыуыш течет ручей Тулап, огибающий детский оздоровительный лагерь «Уральские зори».

Речка Яйыккол появляется из недлинного ущелья Кош — кильде и впадает в озеро Мауызды-Аждахалы в районе дома отдыха «Березки».

Через Гopнoe ущелье (Яман-кая), изливаясь с каменных глыб, змеясь и делая крутые повороты, бежит незамерзающий ручей Каран и впадает в одноименную речку, берущую начало на Елембетовской Кыркты-тау.

О речке Яйыккол существует предание, относящееся к периоду кочевников. Будто напали на мирных башкир казахи. Их предводителем был батыр Багыш, а у башкир возглавил войско Яйыккол. Сразились воины. Бесстрашный Яйыккол убил пришельца Багыша, но и сам полег. Имя казаха, по просьбе его матери, закрепилось за горой, что неподалеку от Аумышево, у которой  и произошла битва, а имя башкирского защитника — за речкой.

Близ озера Мауыззы находится гора Карангылык-тау (темная, сумрачная), напоминающая гигантского дракона, отражающегося в воде озера темной массой. Так эту гору назвали за то, что она своей исполинской плотью закрывает солнце, и закат под горой наступает раньше, чем на равнине.

От ущелья Хыу-оскан до Кандыгая (Канды – кая)

( сведения от  Кусима Хашимовича Хафизова, 1940 г.р., д. Кусим)

Он продолжил рассказ Гумера Гильмановича Гильманова об отрезке хребта Кыркты-тау в районе деревни Кусем (Кусим), но  уже от ущелья Хыу — оскан до Кандыгая (кая).

И здесь  его пересекают ущелья с названиями, говорящими о хозяйственной деятельности и традициях людей, живших здесь издавна, о событиях далекого прошлого.

За Хыу — оскан (Айыу-талаган), которое, как пояснил Кусим Хафизов, называлось ранее еще  и «Быйма-таш» (гора- валенок), по ассоциации с этим предметом, в сторону Кандыгая следуют ущелья: Сакы, по имени башкира, имевшего здесь яйляу; Элемек кыуыш, Урыс кыуыш, так названного потому, что в нем убили русского и даже называют его имя — Ярушин Федор,  «Оло-кыуыш» («старый балаган»); Кылятбар («клеть, сруб»); Сахра-йорт («райское место»).

Вершины Кусем Кыркты-тау

Элемек-таш

Там, где встречаются ущелья Элемек и Урыс – кыуыш, в распадке стоит высокая скала, похожая на длинный огурец с камнем сверху, напоминающим голову или шляпу. Кажется, что стоит он не прочно, шатко, вот-вот стронется с места, но ветры дуют, льды в половодье движутся, а истукан  недвижим.  Эту  каменную фигуру местные  жители называют  Элемек– таш («висячий камень»).

Легенда гласит: «один «дурной» человек пытался на него подняться, одолеть. Аркан использовал. Лез-лез и стал еще дурнее».

В самом деле, для тех, кто толкует поговорку «умный гору обойдет» в прямом смысле и не увидит мудрости, зашифрованной в ней («умный трудности преодолеет»), то для таких человек, пытающийся подняться на неприступную скалу, и покажется  неумным человеком, в лучшем случае, странным, «не от мира сего».

Но с другой стороны, местным жителям, сочинившим легенду,  было виднее, что за человек лез на Элемек (Эленеп) – таш.

Караул – таш (Караул-таш).

(сведения от Кадыра  Зекрина, д.Кусим)

У входа в ущелье Яман- кая высится гора Караул — таш — большой. Этот камень стали называть «дозорным» в те давние времена, когда вести о набегах кочевников передавали с помощью сигнальных костров. В древности жители аулов у Кыркты-тау первыми принимали удары воинов — степняков. Тогда = то и появилась подобная система оповещения о приближении врага.

На горах, отстоящих далеко в степи, таких как Оло-Отосы-тау (Магнитной),  на Мулдак – тау  у озера Мулдак-куль, Кирсинской и других возгорались костры-предупреждения. Они были видны на значительных вершинах хребта Кыркты. Далее их замечали в горных аулах. Память о традициях тех времен несут названия Караул-таш -большой и Караул-таш — малый, находящиеся в районе деревни Кусим. Эти две могучие вершины мы видим, подъезжая к озеру Банному со стороны Елембетово. Они напоминают два неприступных бастиона богатырей-великанов, на которых и несли дозор «часовые воины».

Ныне на склоне Караул – таша  малого, который туристы называют по ассоциации «Башмак», проложена лыжная трасса с подъемником.

Вагап-Кыркты

Близ урочища Хыуоскан, справа от него, высится гора Яшель-таш (зеленый камень), так названная за то, что на ней растет зеленый мох. Через нее пролегает  перевальный путь – Вагап – Кыркты. Название «Вагап», считают некоторые, произошло от слова «Багыу» — «наблюдать». С перевала, действительно, хороший обзор во все стороны света. Но на самом деле, эта перевальная дорога носит имя Вагапа Кунакбаева, ее проложившего.

Гора Кусимова

Гора Кусимова названа в честь героя Советского Союза генерала Тагира Таиповича Кусимова, который родился в 1909 году в ауле Кусим. Его мать Сахипъямал была родом из Аумышево. Ее предок Асфандияр был офицером царской армии, а его сын Муфаззал – дед Тагира Кусимова. Рамазан Уметбаев в своей книге «Генерал Кусимов» о нем написал, что он был  наиболее грамотным в своей округе. Почти все его дети посвятили свою жизнь делу просвещения. Мать Тагира Кусимова умерла двадцатилетней. Отец же будущего полководца занимался углежогством, ладил тележные колеса. В 1921 году, спасаясь от голода, отец и сын Кусимовы покинули родное село. Эта гора – тысячник. На высоком плато скалистая вершина вся поросла вековыми елями.

Маяк-таш – Сторожевой камень

Сравнительно недалеко от Кандыгая находится вершина Маяк, западный склон, которой зарос сказочно-картинными елями. Эту гору также называют Хазрат-тау, так как на ней, по сообщениям местных жителей, находится могила мусульманского проповедника, совершившего хадж к святыням в Мекку и Медину, родственника жителей деревни Кусим Карагужиных.

Удивительно то, что начинается отрезок Кусимовской Кыркты двумя дозорными вершинами — Караул – ташами и также заканчивается. Потому что за Маяк – ташем, следующий—опять Караул-таш, выделяющийся плоской вершиной с обрывом в сторону  Кандыгая.

Сахра — йорт

Один из братьев Сурагильдиных родом из аула Телэш (Теляш) пояснил также местонахождение частоупоминаемого старожилами Сахра – йорт красивым значением  – «райское местечко». Динислам Галин дополнил, что это название ассоциируется с понятиями «удалой», «хорошо мыслится», «сильный интеллект», «чудодейственной чистки от всего темного, отрицательного». Оно, якобы, находилось между горами Аумыш и Маяк за  первой грядой Кыркты – тау. Одни рассказывали, что там было казахское джайляу, где степняки держали пленных башкирок, совершая насилие над ними, подрезая им пятки и вживляя конский волос, чтобы хылыу – красавицы не могли сбежать, а ходили, вынужденно, пританцовывая.

Рашит Явдатович Ахметов, 1955г.р., д. Ташбулат, серьезно исследующий историю края, опроверг домыслы, что могли в башкирской тайнице располагаться казахи – враги. Их бы туда не допустили башкирские батыры – патриоты, так как рядом с Сахра – йорт находится Караулташ, где дозорные ранее недремно высматривали, не приближается ли неприятельская конница. Иногда местные жители утверждают, что Сахра — йорт находилось не внизу, а на верхнем плато хребта, а раз это было «верховое кочевье», то вряд ли туда могли допускать казахов – пришельцев.

Но в каждой легенде—отголосок какой – то истины. Поэтому и приводятся все варианты рассказов, доносящих до нас веяния далеких времен.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 + семь =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan