UA-108603820-1 Сказка для взрослых. Как живут уральские отшельники. — Свободный Урал
‎Вениамин Мочалов‎:РОССИЯ РАЗВАЛИТСЯ, ГОСПОДА
30.11.2018
Рашисты своих не бросают
01.12.2018

Сказка для взрослых. Как живут уральские отшельники.

Уже 12 лет на Урале существует поселение, которого нет на карте. Основал его фотограф из Миасса Сергей Андрюков, который хотел построить среди лесов и полей эко-коммуну. Но сейчас идейные скрепы, которые держали вместе первых поселенцев, развалились, и каждый живет сам по себе. А Сергей Андрюков продолжает строить индивидуальную сказку по мотивам Толкиена, которая привлекает все больше туристов и любителей диковинок.

— Я вел фотокружок в Миассе, — говорит Сергей Андрюков, — прививал детям художественный вкус, показывал слайды с картинами великих художников, говорили о культуре, о Шаляпине. Сейчас дети про Ленина-то не слышали, не то что про Шаляпина. Потом захотелось быть ближе к природе.

По словам Сергея Андрюкова, деревня Приданниково началась с мошенничества. Он вместе с группой последователей полурелигиозной организации «Звенящие кедры России» хотел купить землю, чтобы уйти в отшельники.

— Но нам попалась мошенница, — рассказывает Сергей. — Она собирала с людей деньги и кидала. Мы оказались одними из тех, с кого собрали плату за оформление земли. Она уже стала искать новых людей, бросила нас. Но мы зацепились за эти участки, очень нам тут понравилось, и стали строиться. Долго судились, но выиграли как раз из-за того, что у нас уже были построены на земле домики. А как только выиграли, то сразу оказались вне закона, потому что дома были построены просто так.

Сейчас, по словам Сергея, все земельные вопросы урегулированы. Участки формально арендуются. Можно оформить их в собственность, но аренда дешевле — всего 53 рубля 10 копеек в год.

Сергей налаживал быт в чистом поле в боях с местными жителями. Домик строился посреди дикого участка в нескольких километрах от трассы.

— Сначала я жил в палатке, приезжал на выходные, на несколько дней, — вспоминает отшельник. — Но местные жители из деревни Маслово стали воровать стройматериалы. Едут на покос, а среди поля доски лежат. Ведь ничейные. Тогда я купил сруб и стал перебираться сюда. Но был случай, когда у соседей и сруб украли целиком. По следам, конечно, нашли этого человека, посадили. Но людям не понравилось, что тут воруют, и они уехали.

В доме Андрюкова обычная городская техника: электроплита, духовка, телевизор, есть мобильный телефон. Все это питается от солнечных батарей.

— Первое время у меня стоял ветрогенератор, — говорит Сергей. — Но зимой тут такой ветер, что он давал слишком мощный поток энергии, техника не выдерживала и горела. Поэтому я перешел на солнечную энергию. Батареи мне помог собрать сосед Максим, который долгое время делал их на продажу, но потом китайцы стали делать такие дешевые батареи, что это потеряло смысл.

Сосед — военный пенсионер Максим Смолин — приехал в Приданниково шесть лет назад. Так же, как и Сергей, построил в чистом поле дом, перевез семью. Обустроил музыкальную студию и занимается производством электронной музыки.

— Тут интереснее, чем в городе: йога, баня, обливания, гимнастика — все это открывает глаза на многое, — говорит он. — Сейчас хочу заняться пчелами. Но хочу сделать все по другой технологии. Буду делать вертикальную колоду, чтобы пчелы жили в условиях максимально приближенных к природным. Такие пчелы дают совсем другой мед, не тот, что у урбанистических пчел. Конечно, над нами шутят: секта — не секта. Мы обычные люди, такие же, как и все остальные. Просто хотим жить на воле, на природе, хотим творить.

Когда Сергей Андрюков закончил строить дом, он перевез сюда мать и начал возводить строение, которое все называют норой хоббита. У нее земляная крыша, круглые окна, необычный вид. Именно из-за нее местных жителей и называют хоббитами. Сергей не обижается, но говорит, что никакой сверхидеи в этом нет. Сказка Толкиена ему нравится, но не больше.

Сергей Андрюков, как и другие обитатели Приданниково, не ушел из цивилизации окончательно. Работает он в городе — кладет печи. До трассы добирается на электроскутере, а оттуда в город — на автобусе. Другие соседи делают на продажу эко-товары, кто-то работает через интернет.Сейчас в поселке живет 10 человек. На лето приезжает еще 6-7. Но соседи оказались не дружные.

— Три года я жил здесь один. Потом потянулись люди, поначалу жили хорошо, даже праздники совместные устраивали. Но потом все развалилось, каждый стал сам по себе, — говорит Сергей Андрюков. — Мы иногда собираемся в гараже у одного из жителей, пытаемся решить общие вопросы, даже деньгами скидываемся на уборку снега и зарплату директору, который решает общие вопросы. Но единомыслия ни у кого нет. Даже конфликты были. На меня как-то соседка директора натравила, он пришел и стал бить мне окна, говорит, убью. Мы с ним поговорили, и, оказалось, что нам делить-то и нечего. Думаю все от того, что люди отошли от первоначальной идеи работать на земле. У нас только пара людей пытаются освоить свой гектар. Остальные и десятую часть не могут обработать. Им и шести соток много. Нанимают трактор и просто косят траву на своем участке. У них и скотины нет, зачем им это сено? Земля дешевая, поначалу люди захотели, потому что не накладно. А потом это стало не нужно, и они сидят, как собаки на сене, на этой земле. Больше никого не пускают, другие просятся: дайте землю, но не пускают.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три + 17 =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: