UA-108603820-1 Уральская Республика в контексте банкротства российской государственности — Свободный Урал
История Екатеринбурга. Четыре месяца Уральской республики.
14.10.2018
Приполярный Урал. Тропой первопроходцев (ВИДЕО)
16.10.2018

Уральская Республика в контексте банкротства российской государственности

Проект Уральской Республики интересует меня с момента его зарождения еще в начале 90-х гг.
Однако, если в ту пору, в эпоху «парада суверенитетов», этот проект в своем фундаментальном содержании не шел дальше «все отделяются, так а чо бы и нам», то спустя двадцать лет этот проект обретает сущность формы, предназначенной для совсем иного содержания.
Очевидно, что Россия, в её нынешнем виде, терпит крах.
Крах этот составляет кризис не сколько временной исторической формы, под названием Российская Федерация, но крах всей системы российской государственности, крах, затянувшийся с 1917 года и вступивший в свой финальный этап.
20 лет, сколько существует проект Уральской Республики, Российская Федерация целенаправленно изничтожает свои возможности трансформации, данные ей распадом СССР.
Речь идет об уникальном историческом шансе, выпавшем на долю РСФСР —  выскользнуть в свободную жизнь в статусе бывшей колонии союзного центра, унижаемой и оскорбляемой им в разы больше всех остальных республик-паразитов, республик-дармоедов, оставив позади не только блеск имперского величия, но и тяжесть имперских преступлений.
Попытка этого шанса была реализованна в рамках Декларации 12 июня 1990 г. Но дальше этого дело, увы, не пошло.
Увы, и ах.
Россия стала правопреемницей СССР, при том, что являясь в этом статусе нежизнеспособным (без Украины и Казахстана) огрызком его, лишала себя даже призрачного шанса на эфективную реализацию имперского вектора.
А блеск остался блеском; его ни во что не инвестируешь.
Но платить за него нужно, продолжая, в усеченном варианте,  траекторию, направленную на погибель.
Об этом говорилось и раньше, и не только мной.
Однако, обозначенные контуры проблематики стремительно сужаются, пространств для маневра становится значительно меньше.
И если еще год назад Урал мог рассматриваться как один из гипотетических вариантов «России исхода», «Острова Крыма», наряду с Дальним Востоком и Сибирью, то последние шаги центральной, московской власти, направленные на закрепление указанных регионов в формате «коронных земель», дают, по факту, проекту Уральской Республики шанс на полноценный розыгрыш карты «альтернативной России».
Банальный сепаратизм в духе «Урал для уральцев», «отделить Урал и пользоваться всеми его благами безо всякой Москвы» — следует рассматривать как дискурс местной квазиэлитки, отвечающий только ее интересам и помыслам.
Проект Уральской Республики должен быть презентован в рамках всего гибнущего Русского Мира, как проект, основанный на следующих тезисах:
— альтернативный, встречный ход гражданского общества на московскую гиперцентрализацию вкупе с фактическим закреплением колониального, выведенного за рамки общероссийского права статуса Сибири и Дальнего Востока
— вывод из под «путинской вертикали» той части российского общества, которой или невыносимо душно в её атмосфере, или физически невозможно в ней находится
— мультисубъектный характер проекта Уральской Республики, «Урал —  для всех», но не в гражданско-индивидуальном смысле этого слова, а, если так можно выразиться — в общинном, групповом, когда договорными субъектами этого проекта выступают не атомизированные личности, а личности, объединенные в консорции, способные являться базовым носителем общего Договора, «Общего Дела».

Такие консорции могут носить характер как религиозный, так и идеологический, так, и возможно — этнический.
Базовое условие: «Урал — территория Общего Договора», призванного защитить консорции, являющиеся его субъектом (стороной), от абсолютной и необратимой аннигиляци в условиях путинского неосоветизма, направленного на абсолютную унификацию общероссийского пространства.
При таком подходе у Уральской Республики есть шанс не только на реализацию, но и на выход из общего списка однотипных «регионализмов», не идущих далее «моя хата с краю», и, в случае реализации — обреченных стать выражением чаяний не их сегодняшних идеологов, а их сегодняшних губернаторов, гендиректоров местных компрадорских холдингов и руководителей полицейских главков.
Вчера озвучивать эти тезисы было рано. Завтра может быть слишком поздно.
Между тем как сегодня — самое время.
Российская Федерация в эти дни фактически разделена на следующие части:
— Центральная Россия (Московия), выделять из которой Северную Русь, Ингрию и т.д. можно, но — проблематично, и, на мой взгляд — неперспективно
— инородный, иноцивилизационный, объективно нуждающийся в решительной сецессии — глубоко проблемный Северный Кавказ (Кавказ в рамках данного рассмотрения отдельная тема, ею я закончу)
— «коронные земли» — Сибирь и Дальний Восток
— Урал, отнесенный по замыслу архитекторов сегодняшней Российской Федерации к Московии, но, в отличии от прочих её составляющих, имеющий основание рассматриваться как самостоятельный субъект.
В советский период было предпринято много усилий для создания Урала как области, могущей служить резервной базой СССР в случае потери Европейской части России.
Условиями такой базы не обладают ни северные, ни северо-западные территории Европейской России.
Европейскую Россию (Московию) и Урал разделяют по линии центральных железнодорожных и автомобильных путей этнические образования Поволжья (РТ и РБ), пока вполне тихие, но достаточно непредсказуемые, во всяком случае, нарушающие однородность пространства.
Наконец, Урал это не историческая Россия.
Проект Уральской Республики, направленный на вывод лучшей части российского общества из под гнета неосоветской машины, так же может стать и каналом вывода лучшей же части российского общества из под колеса жестокого и слепого исторического возмездия, рано или поздно обрушившегося на Россию — «у сильного всегда бессильный виноват».
А Россия, несмотря на всю видимость грозных демаршей своего руководства, сегодня слабее чем когда-либо, и сильнее уже не станет.
Уральская Республика, в том виде, о каком я говорю  — при определенных обстоятельствах, может дать шанс для русских объявить исторический дефолт, отказаться платить по долгам империи.
Развитие ситуации диктует необходимость быть готовым отступать.
Обстоятельства сами подсказывают — куда.
Время? Время какое-то еще, наверное, есть.
Но готовится к глобальным катаклизмам всегда лучше загодя.
Май 2012 года, hr_thulenkov

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − 1 =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: