UA-108603820-1 Уральский национализм 2.0:О качественном состоянии уральской идентичности (и влиянии московитского шовинизма на него) — Свободный Урал
ДОСТУПНЫЙ УРАЛ:ВИАДУК (ВИДЕО)
07.07.2018
Урал в Средние века (X — XVII в.в.)
08.07.2018

Уральский национализм 2.0:О качественном состоянии уральской идентичности (и влиянии московитского шовинизма на него)

Не так давно попалась информация о том, что в Екатеринбурге выпустили «Словарь уральского языка 18+«. Молодые уральцы, соскучившись по Родине в имперских столицах, таким образом решили заявить о своей идентичности. Не то, чтобы сама идея была плоха, но вот её исполнение заставило лишний раз задуматься о том, а чем же эта идентичность у нас наполнена.

Так или иначе, приходится констатировать отрыв от этнических корней. Навряд ли это у нас считается чем-то таким за рамки выходящим, однако в идентаристскую проблематику это явление однозначно вносит хаос и сумятицу, что прекрасно видно по языковой тематике в частности. Прежде всего, очень часто люди, которые хотят как-то продвинуть уральский говор, не очень понимают, что же это такое на самом деле. Зачастую в качестве такового они просто воспринимают то, что кажется им знакомым по личному опыту, не особо вдаваясь в какие-то исторические детали. Собственно, отсюда-то и идёт такая путаница, когда за уральский диалект пытаются выдавать разного рода социолекты — будь-то феня, наркоманский или ещё какой другой слэнг. Это язык условного Уралмаша — индустриализированного района советской эпохи. Однако нужно избавляться от подобных заблуждений, ведь ни в коем случае нельзя ориентироваться на социальные продукты большевистских экспериментов хотя бы по одной простой причине — в советское время уральцы как раз практически полностью лишились своих аутентичных этнических черт, в частности собственного языка! К сожалению, эту ошибку делают многие энтузиасты, которые чувствуют порыв к развитию уральскости.

Необходимо помнить, что славянское уральское население начало формироваться ещё в 15 веке, и основной миграционный приток на Урал всегда шёл с севера. Т.е. наша культура изначально формировалась на основе т.н. «северорусской» культуры (понятие «русский» очень часто используется для различных спекуляций и в настоящее время практически полностью уже девальвировалось, однако в данном контексте в целом понятно, о чём идёт речь), от культуры же московской мы имеем довольно приличную дистанцию, и если уж какие-то заимствования из деформированных социо-культурных феноменов делать, то безусловно крайне осторожно и с учётом интересов сохранения собственного уникального культурного контекста. Да, Уралмаш тоже часть нашей культуры, но он не взялся из вакуума, а лёг в качестве верхнего культурного слоя на другие, более ранние слои — горнозаводскую культуру, доиндустриальный Урал 15-17 вв. Нельзя строить дом без фундамента (в данном вопросе таким фундаментом могли бы послужить соответствующие диалектные словари среднеуральских и пермских говоров — больше 10 томов, десятки тысяч слов и выражений, всё собрано уральскими филологами в середине прошлого века в аутентичной среде).

Однако не стоит обходить стороной и другой аспект — почему же так происходит, почему уральцы ассоциируют себя не с этнической средой, а с наркоманами и бывшими зэками? Очевидно, что слэнг наркоманов и зэков в обществе считается социально низким, ввиду соответствующих социальных статусов, которыми обладают данные группы. Но проблема то в том, что и диалекты тоже считаются в этой стране социально низкими, непрестижными («деревенскими»; самое интересное, что примерно такое же отношение сложилось и к языкам нацменьшинств и даже языкам некоторых соседних государств). Именно поэтому у тех людей, которые хотят поднять знамя уральской идентичности, из-за путаницы в головах зачастую получается немного не то, что предполагалось изначально. Очень важно всё-таки разделять эти вещи — черты, принадлежащие отдельным этническим группам, и черты, характерные для отдельных социальных слоёв — но такого разделения не происходит в массовом сознании по причине имперского шовинизма, звучащего из каждого утюга в этой стране.

В массовом сознании, опять же, по отношению к Уралу сложился определённый стереотип — некая быдловатость, будто бы выдаваемая за суровость, потомки ссыльных, практически полностью заселившие регион, придурковатая простота и т.п. Эти стереотипы поддерживаются в рамках московской культуры (Саша с Уралмаша, Кузя из Универа и т.д.). Чем по мнению условного московита должен заниматься типичный уралец? Пахать на заводе, конечно же, делать танки и бомбы для очередных имперских войн — таково место уральца в московской пищевой цепи. С точки зрения московита никакой отдельной уральской культуры не существует, есть только та, которая по определению должна вписываться в каноничные московские рамки, а то, что в эти рамки не попадает, московит либо не желает замечать, либо же, на крайний случай, готов объявить это русофобией и сепаратизмом. «Какой ещё уральский говор? Говорите на нормальном человеческом языке!», «Какие ещё уральцы? Вас не существует, есть только русские!» и т.д., сколько раз приходилось сталкиваться с подобной реакцией, отстаивая собственное уральское достоинство. Подобные стереотипы как раз и спутывают все карты. Ясно, что московиты свою природу изменить не могут, зато с помощью некоторых волевых усилий уральцы могут преодолеть эти стереотипы хотя бы в собственной среде для начала, и уральский национализм неизбежно станет инструментом этого преодоления.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − два =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan