UA-108603820-1 ВОСПИТАНИЕ ВОИНА-ПАТРИОТА В БАШКИРСКОЙ НАРОДНОЙ ПЕДАГОГИКЕ — Свободный Урал
Открытое письмо башкирскому народу
31.03.2018
России не будет: Это и плохо, и хорошо
02.04.2018

ВОСПИТАНИЕ ВОИНА-ПАТРИОТА В БАШКИРСКОЙ НАРОДНОЙ ПЕДАГОГИКЕ

П.М.Кудряшев не раз бывал в башкирских деревнях. Герои его произведений — вполне конкретные люди, жители д.Сибай Бурзянской волости 6-го Башкирского войскового кантона. Абдрахман Аккулов – кантонный начальник в 1820—1826 гг.

Воспитание воинов у башкир начиналось с малых лет, большое значение придавали физическому развитию подрастающего поколения. Дети у башкир с малых лет приучались к труду и разным навыкам в домашнем хозяйстве. Об этом свидетельствует высказывание И.И.Лепехина: «Разница воспитания детей у башкир в отношении от соседних татар много разнится. Первым у малолетних башкир считается стреляние из лука и конская езда, а девушки упражняются в скотоводчестве и домашних поделках. В педагогическом воспитании башкир – это традиция национальная».

В башкирской народной традиции дети — основа семейного счастья, благополучия. Как правило, башкирская семья многодетная, в ней царят взаимоуважение и авторитет старших. Особым уважением в семье пользовались бабушка, дедушка и родители. В свою очередь, и старшие старались держаться перед детьми и внуками с большим достоинством, строго контролировали свое поведение, проявляли сдержанность и выдержку в обращении друг к другу. В многодетных семьях соблюдался возрастной ранг: младшие слушались старших братьев и сестер, а те проявляли заботу о них и оберегали. Таким образом, каждый ребенок с малых лет был полноценным членом семьи.

«Чтобы заслужить звание батыра, юноша должен был многое уметь. Говоря современным языком, в боевой комплекс входили: головокружительная джигитовка, преодоление водной преграды, меткая стрельба из лука, искусное владение арканом и многое другое.

Воспитание настоящих воинских качеств начиналось чуть ли не с младенческих лет. Едва научившегося ползать сына отец с гордостью сажал на коня. Не зря же старики-аксакалы говорят, что башкир сперва учился скакать на аргамаке, а затем ходить самостоятельно. Получив из рук отца поводья от быстрого скакуна, мальчишка отвечал за него головой. Он должен был не только кормить и поить его, но и быстро, главное – толково заседлать, чтобы тот в дороге не натер до крови холку и не сбил копыта о каменистую тропу. Одним словом, мальчуган становился хозяином. И это в пять—шесть лет. Вся жизнь башкира была построена на лошадях. Вплоть до начала ХХ века джигит без лошади и за полноценного мужчину не считался. Основой воин­ского воспитания у башкир являлась подготовка сильного одиночного бойца, способного успешно действовать самостоятельно.

Юные джигиты осваивали все приемы национальной борьбы, учились владеть холодным оружием. Вершиной же ратного мастерства считалась стрельба тяжелыми стрелами из большого боевого лука. С малых лет лук был не пременным спутником башкирских мальчиков. Чтобы стать настоящим батыром, нужно было выдержать несколько испытаний. Вот одно из них. Молодой парень с луком, с небольшим запасом пищи уходил в горы. Зачем? Свалить из поднебесной выси парящего орла. Спросите – почему? Так эта птица больше всего досаждала скотоводам-башкирам. Или другое испытание. Соревнование на самого ловкого, сильного. Юношам нужно было забраться без всяких приспособлений на высоченный, совершенно гладкий деревянный столб. В конце концов все это давало результаты. Башкирский батыр мог смело вступить в единоборство с любым противником». (Асфандияров А.З. «Любезные вы мои…» Уфа, 1992. С.140—141).

В 1695—1696 гг. состоялись Азовские походы русской армии и флота во главе с Петром Великим. В них башкиры приняли активное участие. Особо отличился башкирский батыр Алдар Исекеев. По выбору самого Петра I Алдар-батыр в кинжальной схватке победил сильнейшего бойца из черкесов, тем самым отстоял честь всей русской армии.

О физическом состоянии башкир сохранились интересные наблюдения. «Башкирцы имеют телосложение крепкое, мускулисты, нередко широкоплечи и способны к перенесению самых больших крайностей; они менее, чем другие жители здешнего края, подвергаются и прочим обыкновенным болезням, как, например, лихорадкам, горячкам и другим простудного и ревматического свойства болезням, столь обыкновенным между русским народом. Это, вероятно, зависит от их сурового образа жизни, в котором они, так сказать, ослабили неблагоприятное на себя влияние природных стихий. Главные принадлежности вооруженного башкирца составляют ружье, пика или копье, сабля, лук и колчан со стрелами. Надобно заметить, что башкирцы весьма склонны к воинским упражнениям – все они вообще весьма искусно ездят верхом, мастерски владеют пикой и метко стреляют из ружей и луков, — последними действуют с такой силой, что пущенная стрела на недальном расстоянии, как, например, саженях на 15, пронзает насквозь не только человека, но даже и лошадь».

«Башкирцы, подобно предкам своим, имеют большую склонность к воинским упражнениям. Сия склонность заставляет каждого из них с самого малолетства приучаться ко всем занятиям, необходимым для воина. Они все вообще искусно ездят верхом, большие мастера управлять пикой, стрелять из ружей и особенно из луков. Послед­нее искусство доведено у башкир цев до такой степени совершенства, что многие из них каждый раз безошибочно попадают стрелою в самые малые предметы, например, в воробья, находящегося от них шагах во сто и далее».

В 1812 году, когда началась Отечественная война, башкирский народ проявил массовый подъем, на помощь русской армии были отправлены 28 конных пятисотенных полков. Многие башкиры добровольно шли в ряды действующей армии. Братья Абдулхалик и Назир Абдулвахитовы просили губернатора «по ревностному… желанию к службе» включить их «для оказания Отечеству услуги» в состав башкирского полка, сформированного в 9-м кантоне (Оренбургский уезд) .

Генерал Чернов, продолжительное время общавшийся с башкирами, в «Проект применения правил всеобщей воинской повинности к башкирскому населению» писал: «Башкиры, мещеряки, тептяри и прочие с первой молодости своей не разлучаются с конем. Мальчиками 4—5-ти лет, они уже постоянно ездят верхом, не знают усталости. Нередко можно видеть башкир, скачущих возле экипажей различных властей, проезжающих по земле их, в продолжении 3-х, 4-х перегонов без всякого отдохновения; таким образом они легко проскакивают по 100 и более верст в течение 6—7 часов. Производя все передвижения верхом, башкир не знает никаких препятствий, могущих остановить его передвижение; реки он переплывает верхом; идучи густым лесом, маленькая лошадка его извивается между деревьями без малейшего затруднения; покатостей, невозможных для подъема или спуска верхом, башкир не признает; где человек пройдет пешком, там уже непременно башкир пройдет верхом. Зато и лошадка башкира вполне отвечает его требованиям: легка, вынослива и бесстрашна, а вместе с тем терпелива и дешева – башкирская лошадка».

Башкиры – жители Южного Урала, опытные и выносливые всадники, привыкшие ездить не только по степи, но и по горам и лесам, оказались весьма подходящей силой для пополнения партизанских отрядов, действующих в то время на всех путях, ведущих к Москве. Бесстрашными и находчивыми партизанами проявили себя конники Башкирии в отрядах прославленных героев Отечественной войны Давыдова, Сеславина, Ефремова, Кудашева.

Выросшие в суровых условиях башкирские воины быстро осваивали уроки войны. Вслед за отступающей наполеоновской армией с донскими казаками атамана Платова в составе отряда полковника Кудашева по улицам разрушенной Москвы прошли воины 1-го Башкирского полка, настигая отступающих французов. Об этом свидетельствуют слова фельдмаршала М.И. Кутузова в письме к Оренбургскому генерал-губернатору Г.С. Волконскому об активных боевых действиях полков: «Вы не можете представить, ваше сиятельство, радости и удовольствия, с каким все и каждый из русских воинов стремится за бегущим неприятелем и с какою храбростию наши воины, в том числе и казаки и некоторые башкирские полки, поражают их».

Французский генерал де Марбо оставил такие воспоминания о действиях башкирских полков под Лейпцигом: «Эти новички, еще совсем не знавшие французов, были так воодушевлены своими предводителями, что, ожидая превратить нас в бегство при первой встрече в самый первый день своего появления, ввиду наших войск кинулись на них бесчисленными толпами, но, встреченные залпами из ружей и мушкетов, оставили на месте битвы значительное число убитых. Эти потери вместо того, чтобы охладить их наступление, только его подогрели. Они носились вокруг наших войск, точно рои ос, прокрадываясь всюду. Настигнуть их было очень трудно».

Участие башкир в этой войне стало самым массовым. В общей сложности в 1812—1814 гг. башкирский народ подготовил и снарядил 28 пятисотенных конных полков. При этом все башкирские воины должны были быть «о дву-конь». Полки выезжали со своим запасом провианта и фуража, со своими походными кузницами и прочим необходимым.

«Аҡбуҙат» БЙО, Салауат ҡалаһы

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 + 13 =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan